Один день на скорой: летишь с мигалками наперегонки со смертью

07 апреля 2017 // Прочитано 1664 раз

Корреспондент sntat.ru Мария Рудакова провела один день с бригадой скорой помощи и убедилась, что эта служба подходит только людям с крепкими нервами.

Их часто критикуют и редко благодарят. Когда бригада скорой спасла кому-то жизнь, об этом почти не слышно – работа у них такая. Редко кто задумывается, что, по сути, входя каждый день в дом к незнакомым людям, медик никогда не знает наверняка, что его там ждет. Как показали события последних дней, бывают и нападения. В общем, в спасении чужой жизни романтики мало. В этом я убедилась, проведя всего один день с дежурной бригадой.

На станции скорой помощи филиал № 1 в Казани каждые сутки дежурят 12 бригад скорой помощи. Здесь и оперативный отдел, и комнаты отдыха персонала. Кто-то наспех перекусывает, кто-то сменил спецформу на повседневную одежду... У одних впереди 24 часа борьбы за чьи-то жизни. Вторые собираются домой.

В 15-й бригаде – три человека: фельдшер Алексей – работает на скорой 19 лет, доктор Александр и водитель Андрей – оба здесь уже 10 лет.

Бригада и заступает на смену ровно в 8. Врачи переодеваются в рабочую форму и идут принимать смену. Проверяют машину после другой бригады, чтобы убедиться, что вся аппаратура в порядке: монитор, дефибриллятор, кислородный баллон, дыхательная аппаратура, все ли медикаменты на месте.

Оранжевый чемоданчик, с которым врачи приходят в каждый дом в среднем весит  6-7 кг. И если на первые пару вызов он носится легко, то к концу смены становится тяжелым и неудобным. Только с виду он кажется небольшим. В нем все, что может понадобиться на вызове: обезболивающие, антигистаминные, противовирусные препараты в таблетках и ампулах, жгуты, перевязочные материалы, оборудование для первой реанимационной помощи, кислородная подушка. Обычно чемодан носит фельдшер, если работает во врачебной бригаде. Или «второй номер» в фельдшерской бригаде.

1Z5A3446-01

После того, как врачи убедились, что машина готова к работе, они следуют в диспетчерскую. Здесь распределяются вызовы по бригадам. Диспетчеры координируют работу и направляют адреса с причиной вызова либо на планшет, который установлен в каждой машине, либо передают по рации. Наша 15-я бригада работает в центре.

Информация с номером бригады разносится по всему зданию по громкой связи, а значит, где бы ни находились врач или фельдшер, они его услышат.

– Пятнадцатая бригада, на вызов! Один пять.

Пока мы направляемся к машине, врач берет точный адрес, садясь, сообщает его водителю, а фельдшеру – причины вызова. Наша машина выезжает в путь.

1Z5A3458-01

Водитель Андрей рассказывает, что пришел работать на скорую, потому что ему казалось это интересным, раньше работа водителя скорой считалась почетной. Правда, признается, за десять лет работы уже все приелось. Но график работы считает удобным: водители скорой работают сутки через трое.

– Конечно, здесь больше риска, больше ответственности, – говорит Андрей. – Иногда нужно очень быстро ехать, к примеру, после ножевых ранений. И вот ты на свой страх и риск летишь с мигалками наперегонки со смертью. Все же ставишь себя на место родственников, которые переживают за своих близких. Но когда они начинают кричать: «Что ты плетешься!», «Давай быстрее!», это сильно напрягает. Они не понимают, что на мне тоже ответственность: и за машину я отвечаю, и, как минимум, за трех человек в салоне. Когда мы нарушаем правила: пересекаем две сплошные или не останавливаемся на светофоре, мы все равно должны убедиться, что не угрожаем ничьей жизни. А с опытом уже приходит чутье, и ты понимаешь, когда надо включить сирену, когда нет. Но все равно стараемся ездить по правилам. По нормативам машина скорой должна добраться до места максимум за 20 минут. Но погодные условия и постоянные пробки не всегда позволяют успеть за это время.

Водители постоянно хамят, не пропускают или делают вид, что не замечают в зеркалах скорую, уткнувшись в свои гаджеты.

1Z5A3473-01

Погода дала о себе знать и в этот день: резкий скачок атмосферного давления вызвал множество вызовов к больным гипертонией. Причиной первого оказалось хроническое нарушение мозгового кровообращения, пациента пришлось везти в стационар. Врач проводит анамнез, узнает о симптомах. И если вам кажется, что врач задает слишком много вопросов, которые в данной ситуации никак не могут помочь, то это не так. Он не просто хочет с вами пообщаться. Правильно проведенный анамнез – это половина диагноза. А допытаться у пациента, что же у него болит на самом деле, порой непросто. Пожилые, например, нередко начинают перечислять все свои «болячки» за последние десять лет.

1Z5A3582-01

Сколько врач пробудет на вызове – предугадать невозможно. Если, к примеру, у пациента  отек легких, то можно и до двух часов провести в квартире, пока состояние больного не стабилизируется, а бывает, что просто «зашел-вышел». Двум врачам, даже мужчинам, практически невозможно самим перенести больного из квартиры до машины, поэтому приходится всячески исхитрятся, если в квартире нет мужчин, просить помочь соседей или прохожих.

– У нас нужно брать на себя ответственность за чужую жизнь и быстро принимать решения без дополнительных консультаций и аппаратов, – говорит Алексей. – У нас нет с собой томографа и рентгена, мы не можем приглашать специалистов на консультации, в отличие от стационаров. Все решения приходится принимать в считанные минуты, работа сложная, диагностировать нужно самому. Поэтому в скорой помощи не бывает лишних и случайных людей, если эта работа не подходит для человека, он понимает это буквально в первые месяцы и сразу уходит.

1Z5A3444-01

Так как наша бригада работает в центре, врачи говорят, что основные вызовы будут в общественные места. Днем это офисы и суды, а ночью – ночные клубы, там – то алкогольное отравление, то драки. «На выходных прямо на Баумана можно пункт скорой помощи открывать, чтобы туда-сюда не кататься», – шутят медики.

Едем на следующий вызов – снова женщина, и снова высокое давление.  Врачи приезжают, проверяют ЭКГ, дают таблетку, предлагают госпитализацию, но женщина отказывается. Врач еще раз меряет давление, убеждается, что оно начинает приходить в норму и советует пациентке пойти с работы домой.

– У нас такой мнительный народ стал. Вот им по телевизору сказали, что завтра у «овнов» проблемы со здоровьем, и все они себя запрограммировали и начинают звонить, потому что по телевизору сказали, что у них «проблемы», – сетует Алексей.

В 13.30 бригада может попросить перерыв на обед. Медики приезжают на станцию, и у них есть в лучшем случае полчаса, чтобы разогреть еду, перекусить, помыть посуду и сделать все необходимые дела. В столовой, как по заказу, по телевизору идет сериал про врачей.  Моя бригада смеется: «Сейчас хоть научимся, как лечить нужно!». Врачи говорят, что кино далеко от истины, работа скорой это совсем не «Доктор Хаус» или «Клиника». Там-то сплошная романтика…

1Z5A3423-01

Вскоре снова раздается:«15 бригада на выезд!», врач получает координаты, и скорая снова в пути. Так за день бывает от 17 до 20 вызовов. Иногда, даже не бывает времени, чтобы заехать на станцию и хотя бы на минуту вытянуть уставшие в машине ноги и спину. Хорошо, если свободная минутка появится хотя бы  с 3 до 5 часов ночи.

Алексей говорит:  «Если бы мы ездили нормально, по профилю, как положено, то у нас было бы 8-9 вызовов в сутки, а никак не 20, потому что остальные – это амбулаторные больные, не нуждающиеся в экстренной помощи. Они либо таблетку забыли выпить или назначение своего участкового врача не соблюдают».

– Многие вызывают просто проконсультироваться, или по каким-то мелочам, – соглашается с коллегой Александр. – Людям просто лень прийти в поликлинику. Ведь для этого нужно одеться, выйти из квартиры, отстоять очередь, взять талончик и прийти на прием. А так позвонил – приехала бригада, кровь взяла, кардиограмму сделала, давление померила, таблетку дала, и не важно, что там у него случилось. Раз человек позвонил 03, мы обязаны выехать, мы не имеем права отказать.

Следующий вызов к 76-летней бабушке. Скорую вызвали родственники. Осмотрев пациентку врач понимает, что, к сожалению, здесь он уже не в силах ничем помочь. Бабушке осталось жить считанные минуты. Бригада спускается вниз, садится в машину и пока доктор заполняет карточку, снова вызов в эту же квартиру – «констатация смерти». Поднимаемся, фельдшер проводит осмотр, убеждается, что пациент скончался. Врач вызывает участкового для освидетельствования. Мы его не дожидаемся, едем на следующий вызов.

– Не нужно это в голове держать, – советует доктор, увидев, что я совсем поникла от того, что на моих глазах только что ушел из жизни человек. – За столько лет ты понимаешь, что смерть становится частью твоей работы, ты же не всесильный, ты не можешь всего исправить. Не нужно бояться этого, нам нужно просто что-то делать. Если б мы стояли и просто переживали по каждому поводу, это бы точно не помогло.

1Z5A3538-01

Очень часто вызывают скорую к пьяным. Полиция отказывается забирать сильно пьяных, а они ведь практически все буйные.

– Ладно, если мужская бригада, мы справляемся как-то, а когда девушки работают, то им тяжелее приходится, бывало, что и аппаратуру громили, или просто начинает толкаться в машине. Иногда, приезжаешь в квартиру, а там все пьяные в стельку, просто стоишь и думаешь, как бы не огрели тебя чем-нибудь сзади по башке –  неадеквата очень много сейчас, – говорит Алексей.

Тут же вспоминаю последний случай, о котором мы сами писали: на фельдшера скорой, приехавшую на вызов к 5-месячному ребенку, напала с ножом пьяная тетя девочки. Везти в больницу пришлось и медика. Тогда ее спасли.

Врачи говорят, что сейчас для них главная проблема – это шлагбаумы во дворах. Они отнимают массу драгоценного времени. Ведь у скорой нет ключей от них, и врачам приходится идти через весь двор, неся на себе тяжелую амуницию. А когда приходится госпитализировать больного на носилках - это превращается в мучение. Жильцы таких дворов совсем не смотрят в будущее, ведь беда может случиться с каждым, а скорая просто не сможет проехать к вам из-за шлагбаума или неправильно припаркованных авто. Машина скорой не может маневрировать в узких проездах.

1Z5A3552-01

Следующая квартира. Неприятный запах сбивает прямо с порога. Женщина 80 лет с высоким давлением плохо слышит, и врачу приходится очень громко кричать ей в ухо, чтобы до нее хоть что-то донести. По квартире ходит кот, который ластится о ноги и пытается грызть провода от аппарата ЭКГ.

– Кот – это еще нормально, он то ничего сделать не может, а вот когда приезжаешь, а в квартире огромная собака – это же ужасно. И начинается: «Да не бойтесь она не кусается!», «Подождите пока мы ее закроем!», почему нельзя сделать все заранее? Они же мешают, скулят. А мы теряем драгоценное время, стоя у двери. А в одной из квартир вообще живет рысь, она как-то напала на свою хозяйку, а когда нас вызвали, она спокойно ходила по квартире, а хозяйка говорила: «Да не бойтесь, она вас не укусит»! Чего у нас только не встретишь, – рассказывает доктор.

На уличные вызовы тоже едет скорая, врачи говорят, что большая часть из этих вызовов – это бомжи и алкоголики.

– Прохожие вызывают скорую бомжам. Начинают причитать, что «Это же человек!», «Как так можно?», «Заберите его!», а он сидит, курит, и рядом бутылка водки. Спрашиваешь: «Что случилось?», а он лыка не вяжет, у него все нормально. Прохожие не понимают, что в больницах лечатся, в них не живут. И вот, тогда ты говоришь: «Ну, граждане, помогите погрузить его в машину», и толпа моментально расходится – нет желающих помочь человеку, – говорит Алексей. 

– Чтобы работать в скорой нужно быть не брезгливым, не бояться ни кишок, ни мозгов. Смерть до приезда или «умер под вопросом» – это самый быстрый вызов. Приезжаешь, пробуешь пульс, смотришь зрачки, констатируешь смерть и вызываешь полицию, за день таких случаев бывает несколько…Когда работаешь сутки, то под конец голова просто каменеет и ноги становятся ватными. Был один случай. Вызывают на адрес – «огнестрел», приезжаем, а там полиция, участковый, спецназ в масках. Заходим в квартиру, там тоже одна полиция, а в углу бабушка сидит с испуганными глазами. Спрашиваем, что случилось, а у нее «колено стреляет», диспетчер ночью не разобрала, что там «стрельнуло», вот и записала как огнестрел. У бабушки с испугу все прошло.

1Z5A3396-01

Около одиннадцати вечера у бригады ужин, это заветные полчаса, чтобы расслабиться, а потом все начинается заново, только теперь уже ночью.  Смена бригады заканчивается так же в 8 утра.   Новый день и теперь новой бригаде предстоит спасать чужие жизни, зачастую рискуя своей.

Автор: Мария Рудакова Фото: Салават Камалетдинов

Поделитесь с друзьями

1 Комментарий

  • Комментировать Игорь 11 апреля 2017 написал(а) Игорь

    Ёще бы с ремонтом машин порядок навели .

Оставить комментарий