«Yaratelle»: К новым рекордам – готовы

20 декабря 2016 // Прочитано 6574 раз

С чего начинается яйцо в Татарстане, и как оно попадает на полки наших магазинов? Об этом лучше всего могут рассказать люди, работающие на птицефабрике.

Ab ovo, или все начинается с яйца – так говорили в Древнем Риме, начиная свой завтрак именно с этого натурального, богатого легкоусвояемым белком и целым комплексом витаминов природного продукта. И были правы! А вот с чего начинается яйцо в Татарстане, и как оно попадает на полки наших магазинов? Об этом лучше всего могут рассказать люди, работающие на птицефабрике. Наш корреспондент побывал в филиале птицеводческого комплекса холдинговой компании «Ак Барс» - птицефабрике «Яратель», известной под брендом «Yaratelle», ежедневно производящей 1 млн 600 тыс. яиц, где его собеседниками стали директор предприятия Фанис Нигаматуллин и его заместитель по развитию – Эдуард Ризаев.

- Здравствуйте, Фанис Гильмуллович! «Yaratelle» - сравнительно молодой бренд, но само предприятие, где мы сейчас находимся, имеет гораздо большую историю. Расскажите, пожалуйста, как проходило его становление.

Ф.Н.: Наше предприятие было основано в 1978 году. Тогда началось его строительство. Одновременно рядом появился целый поселок, с детским садом, школой, культурно-спортивным центром. Он предназначался для людей, которым позже предстояло работать на птицефабрике. Поселок этот получил название Габишево. А задачей фабрики было обеспечение яйцом Казани и близлежащих районов. В то время подобные предприятия строились рядом с крупными городами. Это очень важное условие для обеспечения продовольственной безопасности.

Первый цыпленок в инкубаторе «Татарской птицефабрики» - так она тогда называлась, вылупился 15 мая 1981 года. Вот с этих времен предприятие и ведет свою историю. В начале этого века, для предприятия настали не самые простые времена. А в 2012 году, в результате банкротства, фабрика была выкуплена с торгов холдинговой компанией «Ак Барс». Тогда же была сформирована команда, и предприятие снова начало работать. Первым директором стал Ришат Сахапович Хисматуллин – известный, опытный руководитель (сейчас возглавляет Совет директоров ООО «Птицеводческий комплекс «Ак Барс» - прим Т.И.),к тому времени он уже несколько предприятий успешно реанимировал. Эту фабрику он тоже поставил «на рельсы» и поднял качественную планку очень высоко. Мы ей стараемся соответствовать. Тогда же появился и новый бренд – «Yaratelle».

- А откуда появилось название фабрики - «Яратель»? У меня по созвучию приходит на ум лишь яратам – любовь…

Э.Р.: И вы правы. Стояла задача – найти слово, которое будет ассоциироваться с определенными эмоциями. Которое будет вызвать чувство чего-то знакомого, близкого, семейного. Отсюда и появилось «яратам» – от татарского «люблю», в конечном счете, мы получили слово «Яратель», которое вызывает именно такие ассоциации. Бренд узнаваем. И жители республики понимают, чье яйцо покупают и понимают – за что платят.

- У вас колоссальная производительность – 1 млн 600 тыс. яиц в сутки. А что стоит за этими цифрами? Как удается добиться таких результатов?

Ф.Н.: Разумеется, в первую очередь это – люди. Профессионалы своего дела. Сейчас на предприятии работают 403 человека. Есть целые династии: на заре становления фабрики здесь работали деды, потом родители, а сейчас пришли внуки. Не менее важная составляющая – техническое оснащение. Все промышленные цеха, где содержится птица – реконструированы. Стоит немецкое оборудование от ведущих производителей: «Big Dutchman» и «Specht».

- Но ведь есть что-то еще, что служит вашему успеху?

Ф.Н.: Мы придерживаемся такого правила: использовать только самое лучшее в производстве, чтобы получить самый качественный продукт. Самое лучшее оборудование, самые лучшие технологии, самую лучшую птицу. Если самое лучшее будет российского производства – мы будем использовать российское производство. Например, корма у нас - именно российские, татарстанские. А вот оборудование - импортное. И, что касается генетики птицы, то здесь у нас, к сожалению, альтернатив – нет. Только из Германии.

- Из Германии? Но ведь 1 млн 600 тысяч яиц в сутки – это очень много птицы. Сколько у вас всего кур, и действительно ли они все – привезены из-за рубежа?

Ф.Н.: Основных цехов у нас – 4. По 480 тыс птицемест каждый. И есть еще небольшие по 250 тыс. Итого у нас промышленной несушки примерно 1 млн 800 тыс., а в целом птицы по фабрике 2,5 млн., включая молодняк.

Вообще, «Яратель» - птицефабрика полного цикла. Это значит, что суточный цыпленок из Германии прилетает сюда самолетом, мы его в аэропорту встречаем, помещаем в небольшое помещение – птичник, где он содержится до 120 дней. Затем мы его переводим в родительское стадо, там птица начинает нести яйца. Эти яйца мы инкубируем и получаем суточного цыпленка, которого перемещаем в цеха содержания молодняка птицы. Молодки до 120 дней растут, и мы их переводим в промышленный цех. А вот уже там появляются уже те яйца, которые видит потребитель. То есть «иностранки» у нас только птицы маточного стада. А вот несушки – это куры, которые появились уже здесь – в Татарстане.

Птица после того, как дожила свой век -18-19 месяцев, идет на убой. Мясо мы соответственно, продаем в сети, на переработку и так далее.

- Вы говорили о кормах. Они – местные. Но ведь курам не просто дается зерно. Для того чтобы получить достойную носкость, наверняка требуется сбалансированное и продуманное питание и, что тоже очень важно – комфортные условия содержания?

Ф.Н.: Вы абсолютно правы. Важно все: свет, температура, влажность, вода, которую пьет птица корм, который она получает. Вода для поения птицы у нас – своя артезианская, из собственной скважины. В каждом цехе находится система фильтрации, система водоподготовки. То есть, к птице идет особая вода. Есть определенные рекомендации содержания птицы, и мы этой рекомендации придерживаемся. Процессы в цехах - полностью автоматизированы. Влияние человеческого фактора сведено к минимуму.

Кормление – тоже полностью автоматизировано. Сюда поступают корма с комбикормовых заводов, входящих в состав холдинга «Ак Барс». Один из них расположен в Казани, другой в Бурундуках. Комбикорма, с помощью специального пневмотранспорта закачиваются в бункер, а уже оттуда напрямую, по времени, заданному компьютером, птицы начинают кормиться. Кормление сбалансировано: считается в определенной программе - сколько птица должна получить протеина, сколько витамина А, витамина Д, и так далее. У нас полностью отсутствуют корма животного происхождения – никаких отходов мясокомбинатов, никакой мясокостной муки у нас – нет. Основной рацион: пшеница, ячмень, горох, кукуруза, подсолнечный жмых, подсолнечное масло, ракушка, известняк (для формирования скорлупы). Дополнительные компоненты вводятся, в зависимости от возраста птицы. И никаких антибиотиков.

Дальше идет освещение. Есть особый световой режим птицы. Он очень важен. Если на час раньше начнем кормление, или на час позже закончим, сбиваются у птицы биологические часы и мы можем не получить то количество яйца, на которое рассчитываем.

Кроме того, автоматически, в зависимости от поголовья птицы в цеху, в зависимости от внешней температуры, внутренней температуры, регулируется микроклимат. А человек, фактически, заходит только для уборки, посмотреть - в каком состоянии птицы, все ли в порядке, нет ли каких-то проблем.

- И если проблем нет, то – есть яйцо. Много яиц! Как удается управиться со всем этим потоком?

Ф.Н.: Тоже автоматически. С четырех блоков, яйцо, по транспортеру, приходит в производственно-логистичеакий комплекс. Там стоит сортировальное оборудование, которое отбраковывает поврежденное яйцо, или не соответствующее требованиям. Конечный этап: яйцо машиной укладывается в ячейки 30-ки. И уже эти ячейки в коробку помещает упаковщица. Первым до яйца дотрагивается покупатель. Никакого контакта с человеком. Машина еще и ультрафиолетовую дезинфекцию делает.

- В какой продуктовый магазин Татарстана не приди, продукция «Яратель» обязательно встречается. С какими сетями вы работаете и как выстроена работа с покупателями?

Э.Р.: Соглашения у нас подписаны практически со всеми крупными федеральными торговыми сетями. Это, «Лента», «Магнит», «Х5-ритейл групп», «Бахетле», «Эдельвейс» и т.д. А что касается географии поставок, то приоритет у нас, конечно – Татарстан. Здесь мы реализуем 40 процентов нашего яйца. А начинали в 2013 году с 15 процентов. И только после этого идут поставки в соседние и другие регионы. Мы поставляем татарстанское яйцо в Нижний Новгород, Самару, Ижевск, Башкортостан, Москву и Московскую область, еще часть яиц поставляется в Краснодар, в Пятигорск, в Минводы, в Республику Крым. Крым нас очень хорошо знает.

Сейчас у нас на финальной стадии переговоры еще с двумя федеральными ритейлерами. Но, пока контракт не подписан, называть их не будем.

Ф.Н.: Мы уважаем наших покупателей. К каждому подходим индивидуально. Формируем гибкую, понимаемую, прозрачную ценовую политику для крупных приобретателей нашего яйца, и сами идем навстречу покупателям небольших партий. У нас организована доставка от одной коробки – то есть 12 ячеек, или 360 яиц. В дом, офис, детские сады, школы. Планируем работать с больницами. Вообще, логистику мы готовы обеспечить любую и удовлетворить по ассортименту яйца самого взыскательного покупателя.

- Да, и, в том числе, такая важная позиция, как яйцо халяль. Как развивается это направление?

Ф.Н.: Это направление мы начали в 2013 году. Мы сразу полностью отказались от рыбной и мясокостной муки в рационе кур, не используем антибиотики и полностью соответствуем строгим требованиям, предъявляемым комитетом по халяль при ДУМ РТ. Первый полученный нами сертификат был на год. Второй был уже – на два года. Третий мы получили буквально на днях – уже на три года. То есть, каждый раз мы увеличиваем эти сроки, подтверждая соответствие высоким стандартам.

Э.Р.: Большая победа была достигнута, когда продвигали этот ассортимент. Мы непосредственно на распределительный центр торговой сети «Магнит» завели позицию халяль. После долгих, но конструктивных переговоров, получилось ввести позицию в матрицу федеральных сетей. На сегодняшний день во всех магазинах на территории РТ, в которые мы поставляем нашу продукцию, яйцо халяль – есть. В «Х5», в «Пятерочке» – тоже есть. Более того, для сетей это – защищенная позиция, которая является обязательной для наличия на полках.

Ф.Н.: На самом деле, действие сертификата халяль покрывает всю продукцию и условия содержания и кормления всей птицы на нашей фабрике. Но мы маркируем так только яйцо первой категории – как полученное от птицы, находящейся в наиболее репродуктивном возрасте. И эта продукция выделяется на полках магазинов, чтобы покупатель сразу мог ее увидеть.

- А каковы планы «Yaratelle»? Как будет развиваться предприятие в ближайшей перспективе?

Ф.Н.: Сказать по-правде, хочется открыть свой магазин фирменной выпечки. Сейчас в нашей столовой пироги готовятся, и сами же сотрудники высоко оценивают их качество. Многие заказывают домой, чтобы угостить родных, друзей, знакомых. Сейчас дома не часто пекут, больше ищут – где можно купить вкусную выпечку. А дальше… Может дальше и свою пекарню обустроим.

- Это – сопутствующее направление. А основное производство?

Ф.Н.: Что же касается основного производства, то яйцо – практически биржевой продукт. Есть регионы дефицитные, есть с переизбытком производства. Потому и логистика птицефабрик настолько масштабна. Благо, современные технологии позволяют доставить даже такой деликатный продукт в любую точку страны максимум за 2-3 дня.

Рынок производства яйца – подвижен. Происходит глобализация: компании увеличиваются, расширяются. Мелкие птицефабрики перестают быть конкурентоспособными и уходят. У нас тоже есть планы по наращиванию производства.

Есть у нас на территории один цех – пятый (непарный). Здание – практически готово, а вот оборудование – старое. Еще советское. Надо его реконструировать и запустить. Это – наша точка роста. По времени, наверное, это будет начало 2018 года, если все будет гладко с финансированием. С запуском цеха, с нынешних 1 млн 600 тыс. яиц в сутки, мы вырастем до 2 млн. То есть – примерно с нынешних 570 млн яиц в год – до 740 млн. Причем рынок сбыта у нас – уже есть. Главным направлением по-прежнему останется республика. Свою долю присутствия на рынке Татарстана мы хотели бы увеличить хотя бы до 5 процентов. С заключенными на сегодняшний день контрактами, уже сейчас мы спокойно сможем реализовать весь новый объем яйца.

Понятно, что дополнительные объемы потянут за собой целый комплекс задач: нужно будет расширять сортировочный участок, реконструировать склад готовой продукции, склад тары и так далее. Но это – решаемые вопросы. Окупаемость проекта в пределах 4-5 лет. Для сельского хозяйства – это очень хорошая перспектива.

- А не с этим ли проектом связана ваша недавняя поездка в Европу?

Ф.Н.: Да, основная задача в ходе этой поездки у нас была именно – заключение контрактов для реализации проекта по расширению производства птицефабрики «Yaratelle». Переговоры прошли достаточно успешно. Первое: по сортировальному комплексу «Moba» были проведены переговоры. И с компанией «Big Dutchman», с которой мы тоже давно уже работаем – успешно все прошло. Конечно, окончательно поставщика определит тендер, и забегать далеко вперед - не хотелось бы.

А, кроме того, мы посетили прародительские фермы, откуда к нам поступают цыплята. Правда, сначала на нас отсюда запросили целую кипу справок (смеется) – о нашем здоровье, о состоянии на птицефабрике. Мы проинспектировали сами фермы, посетили инкубатор. Там сейчас решили еще дальше по пути автоматизации процесса.

- Следующий год для всех птицеводческих хозяйств особый. Чего вы ждете от него?

Ф.Н.: В год красного огненного петуха, «Yaratelle», как успешный и нужный людям бизнес, планирует развивать и повышать эффективность своего производства. Мы дадим старт реализации проекта по расширению предприятия. Надеемся покорить новые рынки. Ну а самое яркое событие нас ждет где-то в середине года – ближе к Сабантую. Мы так подсчитали, что с самого начала работы фабрики – в 1981 году, к этому моменту здесь будет снесено ровно 10 млрд яиц.

 

Авторы: Арсений Маврин, Фото: Салават Камалетдинов

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий