Владимир Ваcильев: Меня долго ждали

14 сентября 2011 // Прочитано 377 раз
Заслуженного артиста Татарстана Владимира Васильева мы знаем как оперного певца. Но в его жизни есть и другие увлечения. В свободные от репетиций и концертов время Володя занимается историей своей семьи, своего рода. Результатом исследований певца-краеведа стала его первая книга об истории деревни его родителей. Совсем недавно увидела свет еще одна книга певца.

- Владимир, это уже вторая Ваша книга?

- В этом году я издал свою вторую книгу “Моя семья”, которая является продолжением исследовательской работы истории нашей семьи (если помните, в 2007 году я издал свою первую книгу “История деревни Поповка”, которая  вышла в свет в преддверии 100-летнего юбилея родной деревни моих родителей – деревни Поповка Заинского района Татарстана). В данной работе представлена родословная моей семьи с начала XVIII века. На сегодняшний день это 4179 представителей Шигаевых, Глуховых, Красновых, Утягановых и Васильевых: фамилия, имя, отчество, дата рождения, дата смерти (усопшего человека), место рождения и дата свадьбы. Мало того, все родственные отношения систематизированы и объединены в одно большое древо.

- Насколько нам известно, певцы, если хотят написать книгу о себе, не любят утруждаться сложными задачами литературно-исторического поиска. В результате у них получается что-то вроде фотоальбома…

- Изучением своего генеалогического древа я впервые начал заниматься задолго до того, как стал артистом, и даже задолго до того, как получил высшее образование на историческом факультете Казанского государственного педагогического университета. В 1991 году в свои 12 лет я впервые осознанно спросил у своей бабушки Феодосии Михайловны про своего дедушку Владимира Григорьевича. С тех пор прошло 20 лет. Подводя итог огромной работе по изучению своей семьи, я написал эту книгу, которую считаю трудом всей моей жизни. Может быть поэтому она несколько отличается содержанием и подходом к написанию книги от других.

- Как Вы пришли к идее поиска родственников?

- Всё в моей жизни происходит и совершается благодаря огромной любви и благодарности к моим родителям. Мама родила меня в 38 лет! Рождение ребёнка для женщины – это подвиг, а уж в 38 лет – это на грани чуда, тем более, что я был долгожданный ребёнок. Я родился 23 ноября 1978 года. За два года до этого, 27 марта 1976 года, родители ждали первенца. Мама уже лежала в роддоме, но, к сожалению, схватки начались вечером в выходной день, во время ужина, когда врач отлучился из больницы. Воды отошли и, пока врач вернулся в роддом, ребёнок задохнулся. Моя сестра Надя, как позже назвали ребёнка, умерла, не успев родиться.
Лишь в тридцать один год я осознал, как долго ждали мои родители рождения ребёнка. В свои три десятка с лишним лет у меня уже было двое детей, а моим родителям в этом же возрасте до рождения ребёнка оставалось ещё долгих семь лет.
Вот так, размышляя и сопоставляя всю свою жизнь, я открывал для себя истинную ценность – любовь, уважение и благодарность своим родителям, которые, несмотря на все трудности жизни, старались жить по совести и по долгу. Кредом или девизом их жизни всегда были слова: “Бездән калмасын”. Эту, как и предыдущую работу, я посвятил своим самым дорогим людям – маме и отцу, бабушкам и дедушкам, сёстрам, жене и детям. Этот труд я посвящаю 70-летию моих родителей, моей мамы Васильевой (Глуховой) Анны Владимировны (06.10.1940) и моего отца Васильева Михаила Евстафьевича (25.09.1940), 50-летию со дня их свадьбы (18.11.1961) и 10-летию со дня нашей с Леной свадьбы (28.04.2001 (27.04.2001 – день венчания)).

- Вы - оперный солист и еще работаете в филармонии. Чтобы заниматься в архивах нужно много времени и терпение…

- Это действительно сложно – совмещать несовместимое – быть солистом театра, солистом филармонии, готовить свои сольные программы, издавать свои  диски, разъезжать по гастролям, работать в архивах, собирая материал, уделять внимание семье, родителям, жене, детям, выполнять текущие дела по хозяйству – иногда, правда, в ущерб то одному, то другому. Но это такие дела, которые кроме меня никто не может сделать.

- В процессе работы, наверное, столкнулись с интересными для себя фактами?

- Я сделал действительно очень много открытий для своего рода. Многое уже забыто, утеряно, многое и не знали. Большинство родственников не могли с точностью сказать – в каком родстве они состоят друг с другом и, что немаловажно, по какой линии (отца или матери, дедушки или бабушки), хотя знали что родственники, и даже близкие.
Так, например, изучая своё генеалогическую веть по роду Утягановых, выяснилось, что меньше всего мне известно об Утягановых, со стороны матери моего отца – ещё в августе 2010 года я знал всего лишь чуть более 200 человек из рода Утягановых. Дело в том, что как минимум два поколения Утягановых в XIX веке умирали в молодом возрасте, оставляя несовершеннолетних детей без родительской ласки и воспитания, а значит, поневоле терялись преемственность поколений и знания старших. Сегодня мне известны имена 612 представителей рода Утягановых. И это не предел.
До изучения истории своей семьи, я не думал, что у меня так много родных деревнь: Поповка, Средний-Багряж, Сарсаз-Багряж, Верхний Багряж, Фёдоровка, Ахметьево, Бурды и Светлое Озеро. В каждой из них, начиная с начала XVII века, жили и живут мои родственники. Это очень важно знать – откуда ты родом.
Надо понимать, что со временем родственные связи по женской линии теряются быстрее. Так, например, имя дедушки ещё можно узнать по отчеству отца (или матери), а вот имя бабушки чаще остаётся не упомянутым. К тому же, девушки, выходя замуж, как правило, уходят в семью мужа, и её родители меньше принимают участие в воспитании внуков. Неслучайно появился термин «җырак әби» и «җырак бабай» (дословно, дальняя бабушка и дальний дедушка).
Моя мама права, считая потерю преемственности огромной трагедией для будущих поколений: мой прадед Глухов Григорий Андреевич умер в первую мировую войну, когда моему дедушке Владимиру Григорьевичу было всего два года. Сам Глухов Владимир Григорьевич, отец моей мамы, умер во время Великой Отечественной войны, когда моей маме был всего лишь один год. И таких судеб, лишённых отцовской (или материнской) ласки и тепла, обречённых самостоятельно, без отцовского (материнского) опыта и совета, строить свою судьбу и всю жизнь возвращаться к этой трагедии, много. Мало того, когда человек умирает, поневоле угасает и общение родственников с его стороны с семьёй усопшего, тем более, когда человек умирает в молодом возрасте.

- А какие встречаются общие проблемы, характерные для всех родов?

- Если раньше все жили довольно кучно, то, начиная с 1970-х годов, процесс переселения из деревни в город не оставляет нам никаких шансов на сохранение близких родственных отношений. Наши родные сегодня живут не только в России, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья (Греция, Узбекистан, Украина и т.д.). Раньше, чтобы выжить, объединялись с родными, теперь – с соседями и коллегами. Все обособились. Новости друг о друге можно теперь узнать через телефон и интернет. Интерес и необходимость во встречи друг с другом пропали. Теперь, к сожалению, родственников собирают лишь свадьбы и похороны.
Возможно, в данной работе имеют место быть неточности и ошибки. Дело в том, что многое здесь записано со слов родственников, а значит, присутствует человеческий фактор: что-то забыто, упущено, рассказана не вся правда или же слухи и предположения, которые порой выдаются за истину. Некоторые данные даже в архивных документах расходятся и вводят нас в заблуждение. Поэтому я рекомендую при ознакомлении с данным материалом, подходить к нему критически. Моя главная задача – обратить внимание на семью; вспомнить и запечатлеть родных, окружающих нас с детства, и рассказы о них, сопровождающие всю нашу жизнь; зафиксировать знания о родных, которых мы знали лично, знали наши родители или слышали от своих дедушек и бабушек.
Из многодетных можно было бы выделить более полутора десятка семей с 6–11 детьми. Но самой многодетной оказалась семья моего прадедушки и прабабушки Васильевых Григория Васильевича (20.11.1864–1936) и Елены Ефимовны (15.05.1863–26.11.1946 [II.4]), родивших, по рассказам моего отца, 14 детей. Именно поэтому моего прадеда Васильева Григория Васильевича называли Калын Гөри, то есть калын нәселле Гөри (Григорий – большой род).

- Владимир, Ваши родственники наверно очень рады, что у них есть такой любознательный, популярный брат?

- Сегодня я знаю не только некоторых своих предков до 11 колена, но и знаю своих шестиюродных и даже семиюродных  братьев и сестёр. Большинство родственников с огромным удивлением, почему мы этого раньше не знали и сами не интересовались, и благодарностью, как это интересно, звонят мне. Но, надо признаться, что нередко встречаются и равнодушные по отношению даже к собственной семье. К сожалению, они обречены на забвение, так как сами ничего не сделали для сохранения памяти о себе и своих близких. Придёт время, и мы сами будем искать поддержки в своих корнях, но многие из этих корней высохнут, затеряются, и мы можем почувствовать себя безысходно одинокими.

- Искать и составлять свое родословное древо, издать об этом книгу - это очень сложно?

- Непросто! Как и всё в этой книге, я сделал сам. В книге представлены 255 фотографий родных старшего поколения, но каждую из них я находил с большим трудом. Мало того, практически каждое изображение нужно было отреставрировать на компьютере. Вдохновляли и верили в меня папа и мама. Они не только поддержали, но и помогли делами. Эта работа бесконечна. Многое ещё можно найти и сохранить… Не оставайтесь равнодушными к истории своих родителей и предков! Интересуйтесь всем, что напоминает о них, и вам будет, что рассказать своим детям и внукам!


Поделитесь с друзьями