Затерянное в степях татарское село

03 августа 2011 // Прочитано 1132 раз
Сокращенный вариант Если ехать в сторону калмыцких степей от Ставрополя, в 150 километрах на северо-восток от него расположено татарское село под названием Малый Барханчак. Про это село я впервые услышала от руководителя татарского национального движения Лениногорска Рината абый Вильданова, как оказалось, он сам родился и вырос там. Потом туда съездили Ринат Валиуллин и Марс Тукаев от Всемирного конгресса татар, привезли много информации об этих краях. Я познакомилась со всеми публикациями и решила съездить сама в эту деревню.

Узнав, что в Карачаево-Черкессии проводят Сабантуй, я собралась в дорогу и кругами через Москву за три дня доехала до Кавказа. Оказалось, что в Черкесске проживают татары из села Барханчак, и один из руководителей татарской общины Мурза Рамазанов привез нас туда. Мы — это приехавшие из Казани певцы Гульзада ханум Сафиуллина, Саубан Закиров и я.

В дороге до Ставрополя нас сопровождали луга и горы, а потом начались ровные степи, золотые хлебные поля. Не зря Ставропольский край называют хлебным амбаром России, на полях не увидишь ни единого сорняка. По дороге изредка встречаются холмы, хлебные поля чередуются с голыми степями.

По мере приближения к Малому Барханчаку, горы становятся как будто ниже, а степь шире, будто бы так они приглашают нас ехать дальше. В окрестностях этих мест протекают реки Кылаус и Айгыр, на берегах растут ивы, и весь этот пейзаж чем-то неуловимо напоминает берега Мешы. Впрочем, пишут, что в эти края переселились татары из Мамадыша, Кукмор, может быть, и здесь они старались расположиться на местах, похожих на их родные края.

Село Малый Барханчак встретило нас прохладным воздухом, шумящими старыми тополями, прямыми улицами, прочными домами. Жители, собравшиеся в двухэтажный каменный клуб, ждали гостей из Казани как чудо. Сюда ни разу не приезжали ни певцы, ни писатели из Татарстана. Здесь даже не знали, что такое Сабантуй, ни разу его не проводили, и не видели. Но о родине предков, оставшуюся далеко, про Волгу, Каму, Казань они наслышаны. Разговаривают они на чистом татарском языке, у некоторых чувствуется небольшой мишарский акцент, они, должно быть, переселенцы из Пензы, Симбирска, Волгограда.

Малый Барханчак оказался большим селом, его составляют 270 хозяйств, там есть средняя школа, дворец культуры, а мечеть занимает некоторую часть клуба. В селе практически все дома построены из саманного кирпича, обшиты обычным кирпичом, потому что здесь нет ни леса, ни камня для постройки. У саманного дома есть свои прелести: летом в доме прохладно, зимой тепло. Раньше село было очень богатым, в колхозе держали 37 тысяч овец, сейчас же нет ни одной.

Татары, переселившиеся сюда в 1788 году из Казанской и Вятской губерний по Указу Екатерины II, выбрали неплохое место. Несмотря на то, что степная земля суха, здесь существовали хорошие возможности для земледелия и животноводства, из близлежащих родников текла и соленая, и пресная вода. Люди выращивали пшеницу, разводили овец, коней, коров, занимались пчеловодством, вязали шали, шили. И сейчас многие занимаются тем же самым, но так как в селе нет работы, молодежь уезжает в Ставрополь, Москву. В селе, в основном, проживают пожилые и люди среднего возраста.

Вот начался татарский концерт, который жители ждали не один десяток лет. И когда Гульзада ханум начала петь, к ней присоединились все сидящие в зале. Жители села Барханчак с незапамятных времен слушают казанское радио, поэтому здесь знают и старые, и новые песни, они сами могут спеть баиты-мунаджаты. Надо отметить и то, что сейчас у некоторых сельчан есть спутниковые тарелки, и они могут смотреть дома телеканал «Новый Век». Также у многих имеется интернет, сотовые телефоны, жители села живут в постоянной связи с большим миром. Больше всего волнует их отсутствие книг на татарском языке, недостаток тесного общения с Казанью и... одиночество. Вокруг есть наполовину татарские, наполовину туркменские деревни, но переселившееся с берегов Волги и Камы два века тому назад татарское село здесь одно-единственное. И жили, и живут они татарами одни посреди древней кыпчакской степи...

После Сабантуя в Черкесске, я вновь приехала в Малый Барханчак, потому что между концертом и чаепитием не удалось много узнать о селе. Для того, чтобы встретиться с людьми, надо было приехать заново. В мой первый приезд в Барханчак я познакомилась с учительской семьей супругов Рафика и Бибигуль Измайловых, и их дочерью Люцией. Девушка в годы обучения в Ставропольском педагогическом университете, написала дипломную работу по истории Барханчака под названием «Мой аул». А в 1998 году выпустила ее как отдельную книгу. Сейчас у меня на руках было уже больше информации, и само село, и его история лежали перед моими глазами...

Уже зная кое-что о селе, в этот раз я рассчитывала встретиться с людьми и побывать в исторических местах села. Первым делом я встретилась с автором книги Люцией Хабибулаевой, она уже сама мама двоих детей, в то же время преподает историю в школе. Несмотря на то, что она проживает в сельской местности, Люция собирается продолжать свои научные исследования, планирует поступить и в аспирантуру. Надо сказать и то, что Люция принимает участие во всероссийских конкурсах. Она участвовала в проекте под названием «Информатизация системы образования» и победила среди 168 участников своими электронными уроками под названием «История аула Малый Барханчак». Таким образом татарка Люция, живущая в далеком селе Малый Барханчак, изложила историю родного села в виде электронной книги, разработала ее как факультативный курс. Электронная книга построена как пирамида, отражающая этапы государственного развития татар, там использован богатый исторический материал, кроме истории татарского народа и собственно села, дано много информации о жизни людей, религии, обычаях, праздниках, национальных одеждах и блюдах. Здесь приведен Указ Екатерины II о переселении татар в Кавказ, также имеются ценные документы, найденные в архиве Астрахани, в них указаны имена и фамилии 26 татарских семей, переселившихся с берегов Волги и Камы, а также дана информация с мест их переселения. Эта научная работа сельской учительницы победила в масштабе России, об этом объявили официально, а Татарстан, как всегда, ничего не знал об этом...

На второй день с утра начали приходить люди, кто-то рассказывает о своей жизни, кто-то о селе... Пожилые больше говорят о прошлом, вспоминают то время, когда во времена войны в Малый Барханчак вошли немцы.

Вот одно из воспоминаний тех лет. «В один из дней оккупации немцы вели через село большую группу наших пленных. На улицу со всех сторон выбежали люди, женщины начали бросать хлеб этим пленным, а те ловить. Мы даже не слышали, как немцы кричали, а ,может, они и не кричали, если я не ошибаюсь... Дойдя до края села, колонна остановилась переночевать. Среди пленных оказалось два татарина, они услышали татарскую речь и что-то сказали нашим людям. Тут же два старика пошли в немецкую комендатуру и сказали, что один из пленных его сын, другой еще кто-то там, оставили их у себя. К сожалению, когда наши пришли, этих пленных забрали, мне не известны ни их дальнейшая судьба, ни их имена».

Пожилые жители села рассказали также о том, что раньше Малый Барханчак был очень богатым селом, там работали три магазина, шесть ветряных мельниц. В 1905 году в селе была открыта русскоязычная двухлетняя школа. В селе до революции религиозные традиции соблюдались очень строго. Мне рассказали о земляках-паломниках Сулеймане, Халиулле, Ильясе, Ниязе, которые совершили Хадж. Но после революции Малый Барханчак подрастерял свою религиозность, не то чтобы люди перестали быть верующими, для многих вера превратилась в соблюдение обычаев. Правда, в месяц Рамадан многие стараются соблюдать пост - уразу, но людей, читающих намаз мало, в селе нет даже мечети, только уголок клуба приспособлен для молитв. В селе нет ни одного человека, который бы мог помочь жителям в приобретении знаний в этом направлении, нет там и религиозных книг на татарском языке... А вот туркменские деревни по соседству стараются соблюдать религиозные каноны, им вроде даже приходит помощь в этом вопросе с их исторической родины. А знают ли религиозные деятели Казани, что в мире есть такое татарское село, как Барханчак и что там наши соотечественники нуждаются в помощи, религиозных книгах?

У села даже есть специальные праздники, скажем, Курбан, который проводится в поле каждый год в конце мая. Это — не религиозный праздник Курбан-байрам, потому что каждый год проводится в одно время, но в чем-то схожий со своим мусульманским собратом, так как в этот день режут скот, варят супы в 4-х больших котлах и читают намазы. В селе также по-своему отмечают и собственно религиозные праздники, например, в вечер Бараат жители села берут воду для еды и питья только из родника Такта кое. Считается, что вода из этого источника очень полезная. А в другое время жители пьют воду, приходящую по трубам из райцентра Ипатово и платят за нее деньги. Я так не смогла узнать, почему жители села пьют платную привозную воду, когда у них рядом имеется такой родник. Как я уже говорила, в селе не знают, что такое Сабантуй, его ни разу не проводили и не видели...

За разговорами перешли от близкой истории к далекой, и я спросила, почему село так называется. Кто-то сказал, что, когда татары шли сюда, они тут остановились, поэтому сказали «Барганчак». Другие сопоставили название села со словом «бархан», в песчаных степях он часто встречается. Но этому слову было и другое объяснение. Ногайцы называют это село «Баргымчак» или «Баргынчак», у них это должно быть именем человека. Надо также сказать и то, что на краю села есть старое ногайское кладбище, и в самом селе было ногайское кладбище. Когда татары обосновались здесь, тут были 200-летние могильные камни. Значит, татары переселились не на пустое место, здесь уже было татаро-ногайское село, об этом говорят мусульманские могильные камни. Об этом я потом рассказала ногайцам в Карачаево-Черкессии, они очень удивились, услышав это, и решили посмотреть место кладбища.

С Рафиком Измайловым мы осмотрели и исторические места села. Самые заметные из них — скифские курганы, один — на краю села, другой - между Ипатово и Барханчаком. Правда, последний уже расковыряли-разворошли, достали то, что было под ним, проложили сверху трубы. Но легенды об этом кургане рассказывают в селе до сих пор. Курганов в округе — множество. Местный народ курганы не трогает, только приезжие искатели сокровищ разрывают их. Татары называют эти скифские курганы «түбә» или «таулык», около села есть как разрытые, так и нетронутые. Наличи курганов говорит о том, что уже в древности здесь жили тюркские народы, а такие большие могилы-курганы могут быть только около больших городов, значит, и возле села Малый Барханчак когда-то были большие татаро-ногайские города.

А история кургана между Ипатово и Барханчаком такова. Татары называют Ипатово Чомрик, это должно быть имя ногайско-татарского хана. В 1998 году, во время прокладки нефтепровода Тенгиз-Черное море, в земле начали находить древние предметы, тогда к работе приступили археологи. В этом кургане, высотой семь, диаметром 80 метров нашли очень много предметов и самое удивительное, в нем был обнаружен скелет молодой женщины с множеством золотых украшений. Археологи тут же назвали ее «Ипатовской принцессой». Говорят, что она жила между скифской и сарматской эпохами, то есть, в конце первого тысячелетия до нашей эры. Лоб «Ипатовской принцессы» был обвязан золотой крученой нитью, концы которой были украшены волчьими головами, на шее был золотой обод, закрытый на золотой замок. Руки принцессы были увешаны браслетами, сплетенными из золота, на пальце - золотой перстень, в правой руке она держала деревянную посуду, обернутую золотом, а на золотом покрывале были изображены бегущий олень и птица грифон. Под правой ногой принцессы был обнаружен круглый кусочек золота. Кроме того, в могиле были найдены золотые бусы, плетеные кольца, различные бронзовые предметы, зеркало с железной ручкой, амулет из зуба акулы, костяной гребень, золотая булавка, части дорогой ткани, вперемежку с золотыми нитями, посуда и... скифский кинжал — золотой акинаки.

Это известие быстро распространилось по всем близлежащим деревням и народ начал приходить на место раскопа. Рафик Измайлов сам снимал на видео все, что доставалось из кургана. Но, по какой-то причине, позже людей стали прогонять, даже поставили милиционеров, чтобы охранять курган. Люди говорили, что из древнего кургана вынули и ногайскую повозку, кто-то говорит, что она была золотой, кто-то, что сделана из дерева. Известно и то, что когда раскапывали этот курган, сверху было найдено много мусульманских могил, внизу же располагался скифско-сарматский слой. Значит, это место было кладбищем древнего тюркского народа, внизу захоронена принцесса, а в течение последующих веков там хоронили мусульман: татар-ногайцев. Таким образом, кто может сказать, что богатство, которое вышло отсюда не есть тюркское наследие?

Оказывается, говорят, потому что здесь скифо-сарматскую историю отдают осетинам, никто даже не заикается, что это тюркская цивилизация. Сказать и доказать, что это принадлежит им не хватает сил ни у ногайцев, ни у карачаевцев-балкарцев, ни у кумыков, а большой тюркский мир, Казань, Турция далеко, эти проблемы они даже не знают. Золото из могилы «Ипатовской принцессы» увезли в Ставропольский государственный банк, а хозяином оставшихся археологических находок стало государственное предприятие археологии «Наследие». А когда я спросила в Ставропольском краеведческом музее: «Где можно увидеть находки, которые вышли из могилы «Ипатовской принцессы»?», - мне ответили: «Они в руках частного предприятия «Наследие», это их собственность». Как видите, государственное предприятие быстро превратилось в частное, и золотые, серебряные находки, обладающие огромной исторической ценностью, исчезли. Теперь, даже если захотят, ученые не смогут изучить предметы, найденные в этом скифском кургане, это все уже навечно закрыто для них. Как не возвращают алтайскую принцессу ее потомкам, так и здесь никто и не вспоминает о наследниках кавказской принцессы. Даже если из разрытой могилы достанут скелет с надписью на лбу: «Татарка», - никто и не подумает о сегодняшних татарах. Скажут, это другие татары, а вы — булгары, монголы, еще кто-то...

В год, когда разворошили эту скифо-тюркскую могилу, случилась сильная засуха, налетали ураганы, народ не знал куда деваться от нестерпимой жары. Ипатовский батюшка специально послал человека в Малый Барханчак и через него передал: «Они открыли могилу и раскидали кости, засуха и сильные ветра - от этого. Там лежат татары, пусть татары придут и прочитают молитву...»

Из Малого Барханчака пришли старики и прочитали молитву. Ураганы прекратились, а засуха тянулась очень долго. Татары причины столь затяжной засухи тоже видят в разграблении кургана.

Вот что я узнала в этом татарском селе, находящемся посреди степей. Древняя история курганов и могильников, тюркских татаро-туркменских деревень возле них, и села Барханчак пока неизвестна. Здесь есть деревни, где проживают татары и туркмены - Верхний Барханчак (Баш авыл), Летняя Ставка, Юсуф-Колак, татарское село Куликово-Копани, деревни, где проживают туркмены Чур, Машкак-Колак, Иделбай, когда-то был поселок Зимняя Ставка. Конечно, я не смогла побывать во всех из них, но осталось желание посетить Летнюю Ставку, потому что сказали, что в этом районном центре проживает много татар.


Поделитесь с друзьями