Как сибирские татары эмигрировали в Турцию: история села Боруделик

16 мая 2011 // Прочитано 2258 раз
Конфуций говорил: Три пути есть у человека, чтобы поступать разумно: первый - самый благородный - размышление; второй - самый легкий - подражание; третий - самый горький - опыт.

В своем письме, адресованном татарам, живущим на просторах Сибири, Абдрашит Ибрагим, сам уже обосновавшийся в Стамбуле, писал, что в Османскую империю прибывают ищущие убежища многочисленные переселенцы из Казани, Крыма, Чечни: «Пока не стало слишком поздно, вы тоже перебирайтесь под защиту Исламского государства, так как в ближайшие годы в России ожидаются политические потрясения. Новая власть не будет признавать права мусульман, вы можете оказаться в сложном положении».

Получив это письмо, Юанбаш Мухаммет из Янавыла (Тарский район Омской области) собрал своих старших родственников и аксакалов  из близлежащих деревень: Чарналы, Уленкуль, Утлыкуль, Еланлы, Кумуслы, Тузхасан, Каракуль и других – сообщил о содержании этого письма и своем намерении уехать в Исламбол (Стамбул). Те, кто не принял написанного, решили остаться. Те же, кто поверив письму, решились на перезд, собрали необходимые документы, и через Юанбаш Мухаммета запросили у русского правительства разрешение на переезд, которое было им дано. Татары должны были выехать в ноябре 1907 года.

После получения положительного ответа от русского правительства, переселенцы, распродали то, что можно было продать, учитывая наступающую суровую сибирскую зиму, приготовили и взяли в дорогу необходимое.

День отъезда один из переселенцев вспоминал следующим образом: “Решено было выезжать рано утром. Накануне дня отъезда, когда уже все вещи были собраны и погружены на телеги, народ собрался у мечети деревни Яна авыл, чтобы попрощаться навек с теми, кто остается, и договориться с попутчиками из других деревень о часе встречи с ними, чтобы вместе ехать до Омска. Прощание с остающимися было очень горьким, у всех на глазах были слезы, даже у тех, кто считал, что он не плачет. Каждый обнимал того, кто был ближе всего его сердцу. Отовсюду слышались рыдания. Да что люди. Животные, расстающиеся со своими хозяевами, тоже плакали. Собаки, кошки, коровы – все чувствовали расставание. В утро отъезда переселенцы еще долго слышали горестное мяукание, лай и мычание своих питомцев. Люди просили прощения у обреченных на потерю хозяина, продажу и забой животных за то, что покидают их.

Часть остающихся, в основном молодые люди, поехали провожать переселенцев до Омска. Это – 235 километров. Именно из-за того, что наши деревни располагались далеко от Омска, мы и отправились туда обозом на телегах, запряженных лошадьми. Добравшись до станции, мы узнали, что придется ждать несколько дней прибытия поезда. Некто по имени Метебай помог нам устроиться, и мы стали ждать поезда".

Это был ноябрь месяц, зима уже давала о себе знать. Многие стали плохо себя чувствовать, болеть. Наконец стало известно, что поезд прибудет дней через десять-двенадцать. Впечатления от начала долгого путешествия Юанбаш Мухаммет облек в стихотворные строчки.

Ноябрь числосы унында
Сәфәр көнебез җитте...
Эчәр суларыбыз,
Намаз вакыты бетте.
(В десятых числах ноября
Наступил день путешествия
Нет здесь больше воды нам для питья
Ни времени для намаза).

Таким образом, ближе к вечеру (после намаза аср (икенде намазы) поезд с переселенцами тронулся в путь. Сердца татар, отправляющихся в неизвестность, разрывались от боли расставания с родными местами и от волнения, как их встретит Исламбол. По всей Сибири распространилась весть об этом переезде, люди гадали, что это за страна такая – Турция, Стамбул.

Учитывая, что в 1900 е годы средняя скорость поезда была 25 километров в час и низкую комфортность железной дороги тех лет, можно себе представить все сложности и трудности пути для деревенских жителей. Сразу же более молодым путникам были распределены необходимые обязанности.  Люди собирались вместе, поддерживали друг друга, рассказывали разные истории, объясняли цель переезда – так рождалось братство людей, объединенных одной судьбой. Молодежи старше 12 лет было вменено в обязанность на каждой остановке сразу находить источник воды, сообщать свистом другим и приносить ее в достаточном количестве.

Трудности дороги постепенно стали сказываться на стариках и на тех, кто был не очень крепок здоровьем. Переселенцы стали беспокоиться о том, что будет, если кто-то из них умрет. Надо же было обеспечить омовение и погребение по мусульманских обычаям. Страсти накалились, люди стали волноваться, предъявлять претензии к организаторам переезда. Эту проблему разрешили тем, что среди своих нашли людей, кто мог бы провести дженазу в поезде, затем на станциях заплатив за услуги погребения передавали покойника заботам местных людей. Сами же ехали дальше.

Переселенцы ехали из Омска через Уфу, Москву, Киев до Одессы. Сразу по прибытии некоторые из татар сразу отправились на пристань. Оказалось, что паром до Стамбула надо ждать несколько дней. Переселенцы временно обустроились и 15 дней ждали прихода парома.

Переправа по Черному морю до Стамбула тоже была тяжелой. Непривычные к морю, излишней влажности люди болели, умирали. К тому же погода в это время на Черном море ветренная и холодная. Люди сочиняли и пели песни-баиты, описывая свои страдания и мучения в пути. До сих пор в селе Боруделик люди поют эти баиты, вспоминая тяжести дороги, которую преодолели их предки.

В море умерло немало людей. Их тела, обмыв и завернув в саван по всем мусульманским правилам, бросали в море. В это время на палубу не выпускали женщин и маленьких детей. Тела не тонули в морской воде, и только ближе в турецкому берегу, эти скорбные свертки стали исчезать под водой. Люди восприняли это как хороший знак, что их молитвы услышаны, мусульманская земля их принимает.

Наконец паром бросил якорь у турецкого берега. Таким образом, выехавшие 10 ноября из Омска татары 1 января 1908 года ступили на землю Турции.

Татары участвовали во всех войнах, в которые вела в то время Турция. 32 человека погибли в боях. Женщины в военное время работали на полях, обеспечивая армию хлебом. За все эти достойные дела татар отметил Мустафа Кемаль Ататюрк. А татары, получившие тогда ветеранскую пенсию от турецкого правительства, решили отдать ее в дар туркам, приютивших их в своей стране.

Интертат выражает огромную благодарность Розе ханым Курбан за помощь в подготовке этой статьи.

Фотографии взяты с личной странички Рахматуллы Куртурана в facebook.


Поделитесь с друзьями