Радиф Гаташ: "Гаташ означает вечную жажду"

01 февраля 2011 // Прочитано 1824 раз
В этом году Заслуженный деятель культуры РТ, лауреат премии имени Г.Тукая поэт Радиф Гаташ собирается отметить свой семидесятилетний юбилей. В этой беседе мы поговорим о творчестве поэта, известного как наследник яростного Такташа, продолжателя традиций тюрко-татарской поэзии неугомонного любовного лирика.

 

- Радиф абый, мы называем Вас поэтом, поющем о любви. А вы сами как к этому относитесь?

- Сводить мое творчество только к любовной лирике, значит слишком сузить его. Меня еще называют поэтом-лириком. Другими словами, я смотрю на мир через свои чувства, через свою любовь, все и вся пропускаю сквозь сердце. Каждого поэта творцом делает любовь. Первые волнующие чувства, любовные потери... У Мустая Карима есть такие строчки:

Мине шагыйрь ясадылар,
Югалтулар белән сагышлар.

(пер.: Меня поэтом сделали потери и расставания)

Идущая еще от Сайф Сараи, Харезми, Кул Гали наша многовековая тюркская поэзия воспевает любовь как стержень мира, жизни, земли, она считается силой, определяющей взаимоотношения людей, и даже процветание государств. В основе жизни - любовь. Думаю об этом, и горжусь тем, что я поэт любви.

- Когда вы пишете о любви к женщине, вы имеете в виду кого-то конкретного? Или это обобщенный образ?


- В самом деле, если бы стихи посвящались одной личности (первой любви, очередной влюбленности) - определенному человеку, это было бы излишне эгоистичное, даже интимное чувствование. Это и невозможно. Если божественно прекрасная девушка занимает центр твоей вселенной, изменяет твою жизнь, твои взгляды, порождает новые поэтические образы в твоем творческом мире, вот это и будет центром любовной поэзии. Поэтому и рифмоплетство начинается, конечно же, с влюбленности. Но все это не должно нарушать общие принципы, всемирных правил и выходит за грани существовавшей до меня поэтической системы. При выполнении этих условий рождается настоящее произведение. Писать искренне, душой - это само означает писать с любовью. Посвящение кому-либо, на мой взгляд, это стихи, которые пишут в девичьи альбомы.

- В последнее время, складывается такое ощущение, что поэты чересчур увлекаются написанием текстов песен. А Вы, насколько я могу судить, за этим не гонитесь. Это нужно понимать как нежелание изменять чистой поэзии?

-  Я в целом не очень воспринимаю отдельное написание текстов для песен. Если они пишутся по договоренности с профессиональным композитором, например, песня “Казанның кадерле кичләре”, это хорошо. Но гнаться за популярностью с помощью песенных текстов - это не мое, я этим не занимался, и не занимаюсь. Вы и сами об этом прекрасно знаете, на нашей эстраде много всякого мусора. Я этим текстам, у меня болит сердце за незнание и коверкание языка. Очень многие из них очень далеки от поэзии. Думается, неужели автор никогда не слышал народных, классических  песен? Переживаю, что нет чувства обычной человеческой ответственности, элементарного вкуса. Я считаю, что певец с прекрасным голосом должен исполнять произведения, тексты которых наполнены вдохновением, наполнены глубоким смыслом. У меня тоже есть несколько песен. Народ их поет, не забывает. “Гөлләр су сорый” (музыка Р. Гумерова), “Күңелдә ике яз”(музыка Ф. Ахметова), “Язгы ташу” (музыка М. Макарова), “Безнең җыр” (музыка С. Садыковой)... Оказывается, не так уж и мало моих песен.

-  Радиф абый, Ваша фамилия - Гатауллин. Как Вы стали Гаташем?


- Еще в молодости, в студенческие годы, друзья называли меня, может, подрифмовывая под Такташа, - Гаташем. В советские годы не было принято пользоваться псевдонимами. А когда времена изменились, я вернулся к имени Гаташ. Мои первые книги, толстые том и в самом деле вышли под фамилией Гатауллин. Гаташ - раскрывает мой характер, мою яростную природу. Гаташ означает вечную жажду. У тюрков - это огонь, пламя.

- Вы поддерживаете молодых, особенно поэтесс. Это увлечение поэта-романтика или беспокойство о будущем татарской поэзии?


- Это то, что нам дается: талант и требование жизни. После университета, в годы работы в сельской школе Муслюмовского района я организовал литературный кружок. В те годы появились Наис Гамбар, Зульфат, Фарит Гильми. И в журнале “Казан утлары” я продолжил эту работу. В союзе писателей в течение 12 лет возглавлял секцию поэзии. Газинур Морат, Ркаил Зайдулла - "прошли через мои руки". Ребят стало меньше, но талантливые встречаются. Например, Рифат Салах. И все же поэтессы созревают к семнадцати годам. То, что не могут выразить мужчины, поэтессы пишут в своей оригинальной манере. Если честно признаться. последние мои 10-15 лет прошли под впечатлением этих молодых поэтесс. В "Казан утлары" я обращал особое внимание молодым. В нашем солидном литературном журнале освещается их творчество, печатаются их стихи.

- Как вы понинмаете гражданскую поэзию?


-  На первый взгляд, газели - это всего лишь любовная лирика. Но с другой стороны, Тукай, Бабич, Дэрдменд подняли любовный по своей сути стихотворный жанр до уровня высочайшей гражданской позиции. Скажем, стихотворение Тукая “Көзге җилләр” («Осенние ветры»), “Өзелгән өмид” («Разбитая надежда») - лучшие образцы гражданской поэзии. Философские стихотворения тоже построены по этому принципу. В советское время этот жанр был подзабыт. Но в 90 е годы он вернулся, традиции обновились. Нить времен соединилась. У каждого из нас свой путь, но в конечном итоге, все выходим на широкую дорогу Тукая.

- Что вы думаете о современной поэзии?

- Поэзия наша сильна. Я могу назвать не менее 20 замечательных поэтов, творящих в полную силу.

Живущий активным творчеством Радиф Гаташ и как редактор, и как педагог, и своим Словом через свои книги воспитывает в татарском читателе глубокий эстетический вкус. Пожелаем ему новых высот в жизни и в творчестве!


Поделитесь с друзьями