Еще одна тяжелая утрата...

01 февраля 2011 // Прочитано 312 раз
Да, утрата.... К сожалению, так устроена жизнь, она не обходиться без потерь. Прошедший год обернулся для татар Берлина двойной утратой. Только в мае прошлого года татары Берлина похоронили всеми любимую и глубоко уважаемую Бария апа Киттлер, проработавшую всю свою жизнь, проведенную в Германии,  в университете Гумбольдта в Берлине - одном из известнейших университетов Германии. И вот еще одна печальная весть – в начале января после долгой тяжелой болезни скончался Лев Герасимов – супруг Венеры Герасимовой, председателя татарского общества Берлина.

 

Имя Венеры Герасимов-Вагизовой известно благодаря ее неимоверной активности, которой приходится только удивляться, далеко за пределами Берлина: она  уже много лет подряд организовывает такие широкие по масштабу мероприятия в Берлине, а также других городах Германии), которые собирают практически всех татар Европы. Общество издавало на протяжении почти 6 лет полюбившийся татарам всего мира (думаю, это не приувеличение, т.к. в редакцию писали татары со всех концов света) журнал АлТаБаш.
Да, казалось бы, сложно понять, откуда эта хрупкая женщина черпала силы для такой огромной работы. Но все, кто был знаком с ее семьй, бывал у нее дома (а человека, с которым Венера была бы знакома и не пригласила бы к себе на чашку чая, думаю, трудно найти: ее дверь всегда открыта для гостей) сразу все понимали: рядом с ней находится удивительный человек – ее муж – Лев Леонидович (мы называли его по-свойски, Арслан ефенди, ему это нравилось), который ее так любил, что разделял с ней ее мечты, идеи, планы, и очень уважал ее национальность. Вот кто был для нее надежной опорой, опорой буквально во всем: не только в семейной жизни, но и в ее общественной работе. Большую долю работы в организации всех мероприятий татар в Берлине (и за его пределами), ежегодного сабантуя, работы по изданию журнала, каждый номер которого бережно и с большой любовью производился на свет именно в доме Венеры и Льва, выполняли именно они вдоем.
Когда я несколько лет назад организовала курсы татарского языка для членов татарского общества, моими постоянными учениками были прежде всего они вдвоем: курсы я вела по субботам, когда, конечно, хочется и в гости сходить, и в театр, и заняться домашними делами. Но для Венеры и Льва на первом месте были занятия: мы втроем приходили первыми и уходили  поздно вечером последними: после занятий собирались еще и другие татары, которые хотели друг с другом пообщаться. Помню, какие усилия приходилось прилагать Льву, ведь он единственный среди учеников был не татарин, совершенно не владевший языком. Но он не сдавался, радовался по-детски своим успехам. После закрытия курсов он продолжал заниматься языком самостоятельно и просил меня уговорить Венеру говорить с ним дома по-татарски. Такое бы желание учить свой родной язык и упорство самим татарам....   

Я часто бывала у них дома и хорошо знала их семью. Каждый раз, когда к ним приходишь, чувствуешь себя самым желанным гостем в их доме. А гостей у них было, если сказать, много, то это было бы скромно выражено: если устраивалось какое-либо татарское мероприятие в Берлине, их квартира превращалась на несколько дней или даже неделю в гостиницу. Меня всегда удивляло отношение Льва к этому: складывалось впечатление, что он радовался гостям даже больше, чем сама Венера: он их на своей машине встречал в любое время суток, возил по городу или за город, выполняя все их пожелания, дома поил заваренным им самим же крепким татарским чаем, вкус которого я все еще помню, провожал их на вокзал или аэропорт.  
Приходя к ним, я заставала Льва сидящим за компьютером и верстающим новый номер журнала АлТаБаш. И он начинал сразу с таким горением рассказывать о журнале, о своих идеях по работе татарского общества, планах. Если готовилось какое-либо событие, особенно всеми любимый сабантуй, они с Венерой целиком погружались в хлопоты подготовки, которые длились месяцами. Тут Лев участвовал во всем. Вспоминается, как для одной из игр сабантуя нужно было коромысло. Но где найти его в Берлине? И я была поражена, когда, придя к ним однажды, увидела настоящее коромысло: Лев своими руками его смастерил, купив в магазине тонкие фанеры, склеил их, потом придал форму и согнул (!). И он был так счастлив своему изобретению, что прямо светился. А он же был не столяром и не плотником, он работал до конца своей жизни на фирме, занимающейся автомобильным экспортом. И у него, как и  у Венеры, была уйма других дел, не связанных с общественной работой, были и бытовые проблемы, как и у всех нас. Но они находили в общественной работе отдушину, забывали хоть на время о своих проблемах. Лев занимался ею до самого конца, собрав последние свои силы.        

Каждый раз я уходила от них с восхищением за тот огонь, которым они оба горели, воплощая в жизнь свои идеи по развитию татарского общества. Они зажигали им и других. И вот Льва не стало... Не выходит и журнал АлТаБаш, их с Венерой детище... Тяжелая утрата... и прежде всего для Венеры, которая потеряла не только мужа, но и верного друга, жившего ее планами, ее радостями и ее болями.
Хочется только пожелать нам, самим татарам, так уважать свой народ, так гореть его инересами, как это делал Лев Герасимов, и продолжить его дело...


Поделитесь с друзьями