В Казани пройдет концерт, посвященный 70-летию Леонида Сонца

12 февраля 2015 // Прочитано 706 раз
Дочери музыканта рассказали об отце и его увлечениях.

 

- Папа и музыка для меня - неразрывные вещи. Одним из самых трогательных воспоминаний детства является время, проведенное за музицированием. В нашем доме часто собиралось много гостей, и папа играл на скрипке, а я ему аккомпанировала на фортепиано. Так мы веселили гостей, играли, танцевали, - вспоминает Алла Шаинова старшая дочь Леонида Сонца.

- Они могли импровизировать до бесконечности; часами сидели за инструментами. Я помню свои детские дни рождения, когда мне было 7-10 лет. Мы плясали до изнеможения под самую разную музыку: это могло быть что угодно: и рок-н-ролл, и народные напевы, и классическая музыка, - вторит сестре Евгения Пейсина (младшая дочь).

Леонид Сонц родился на Украине. Когда пришло время поступать в высшее учебное заведение он понял, что из-за существования антисемитизма, он не сможет обучаться музыке в Киеве или Львове. Существовали квоты на определённое количество мест для обучения евреев. Поэтому он приехал в Казань, где уже в те годы была зона большой толерантности к различным национальностям.

- А с мамой они познакомились уже здесь. Она всегда общалась с музыкантами, и один из друзей познакомил их. На тот момент мама не хотела выходить замуж за «бедного» музыканта, но познакомившись с папой, на всю жизнь связала свою судьбу с ним, - продолжает Алла. - Что касается нашего с сестрой образования, то отец, можно сказать, меня сформировал. Я прошла академический путь музыканта: училась в ССМШ, закончила консерваторию, и долгое время там работала в качестве пианиста. А он всегда со мной занимался: подбирал мне литературу для самостоятельного прочтения, помогал в учебе, водил нас на выставки, концерты, в театр. Хотя я и обрела вторую профессию и вот уже почти 15 лет работаю психологом, мы до сих пор музицируем, и мой ребенок учится сейчас игре на фортепиано. Поэтому, можно сказать, что музыка в нашем доме звучит и по сей день.

- А я хоть и училась музыке в детстве, пошла по другой профессии, - замечает Евгения. - Однако продолжаю дело отца в общественной работе. Большую часть жизни у него занимала не только музыкальная карьера, но общественная работа в еврейской общине. Он был одними из тех, кто создавал ее и поднимал. Папа всегда слушал самую различную музыку. Это мог быть Эминем или Скутер. Все то, что было мне интересно, ему было интересно тоже. Мы обсуждали это с точки зрения музыкальных вещей. Я ему переводила тексты. Он действительно проявлял большой интерес и всегда был открыт для чего-то нового. Мне кажется, что это его открытость и дала такие результаты. Он начал возрождение еврейской музыки и достиг больших успехов. Он старался доставать информацию ото всюду, хотя ее не так много и было на тот момент.

Дедушка Леонида Сонца по материнской линии был клезмером, играл на свадьбах, а папа продолжил семейную традицию. Клезмер - это музыкант, играющий на праздниках. Он дарит радость слушателям. Не зря Сонц назвал свой ансамбль «Симха», ведь в переводе это означает «радость». Ну и конечно клезмер должен уметь свободно импровизировать, наигрывать различные еврейские мотивы.

- Я помню, как он не спал ночами, прослушивал старые виниловые пластинки, собирал музыку, записывал ее на слух. Меня всегда удивляло, как он записывает музыку, делает такие талантливые аранжировки, - отмечает Евгения Леонидовна.

Позднее, Леониду Сонцу стали присылали ноты и записи из Америки. Он изучал современных исполнителей. Также были концерты и татарской, и эстрадной музыки. Коллектив ансамбля «Симха» интересовался совершенно разной музыкой. Конечно, это исходило от состава ансамбля. К примеру, был исполнитель Владимир Штейман - прекрасный джазмен, а позднее, с приходом Эдуарда Туманского (вокал) появились произведения для солиста. Ансамбль «Симха» – это «сборная солянка», музыканты, которые в свое время познакомились совершенно случайно. Со временем коллектив набрал популярность, и концерты проходили с аншлагами. Желающих было так много, что не всем хватало места.

- Отец вкладывал всю душу и на самом деле, после каждого концерта, он был словно выжатый лимон. Это было частью волшебного процесса. После концертов люди устраивали танцы, где зрители огромными толпами танцевали, и это было просто поразительно. Это было, будто говоря: «мы единый народ, и мы имеем право танцевать под нашу музыку», - вспоминают дочери Леонида Сонца.

Ансамбль «Симха» исколесил половину земного шара. С гастролями были в Америке, Израиле, странах СНГ, Финляндии.

Одновременно с развитием ансамбля «Симха» развивалось еврейское национальное общество, где Сонца пригласили войти в состав организаторов. Со временем общине досталось, не без помощи правительства, здание синагоги, где Леонид работал над реставрацией здания (в этом помогали уже и спонсорские организации, и сама община).

Помимо музыки было много и других увлечений. Леонид Давидович занимался строительством дома, много сил отдавал саду. Занимался йогой и дыхательными практиками еще до того, как это стало модным. Когда его спрашивали: «Как так тебе это удается?». Он отвечал: «А что ты думаешь, я же все с молитвой делаю». Он вкладывал свою энергию в любимое дело.


Поделитесь с друзьями