Сценарий из Татарстана о теплоходе «Булгария» ищет своего продюсера

11 апреля 2017 // Прочитано 514 раз

На мастер-питчинге III Всероссийского форума «Время кино» Элеонора Рылова в татарстанском блоке презентовала свой кинопроект о крушении теплохода «Булгария». Об истории создания сценария и его дальнейшей судьбе она рассказала в интервью культурному обозревателю ИА «Татар-информ» Айсылу Хафизовой.

По итогам I Открытого республиканского конкурса киносценариев, объявленного Министерством культуры в июне 2016 года, лучшим признан сценарий полнометражного игрового фильма «Булгария». Автор – казанский журналист Элеонора Рылова удостоилась премии в 70 тысяч рублей.

На конкурс поступила 21 работа от 16 авторов, но к участию в конкурсе были допущены 12. В экспертную комиссию, помимо чиновников Минкультуры РТ, вошли татарстанские кинематографисты.

Элеонора Рылова – выпускница журфака МГУ, работала корреспондентом и редактором отдела, а также заместителем главного редактора авторитетных казанских СМИ, а также директором  Волжско-Камского представительства федерального издания. Лауреат журналистских конкурсов, помощник депутата Госсовета РТ, автор и  соавтор ряда художественных и документальных книг.

- Почему вы решили написать этот сценарий?

- Это было спонтанное решение. Меня, как и всех казанцев, до глубины души потрясла эта трагедия. Когда я начала читать первые публикации об этой истории, было очень много вопросов. Поскольку я профессиональный журналист, мне просто для себя хотелось докопаться, в чем же там суть, кто виноват, и как вообще это случилось. И я начала читать абсолютно все, что писалось в разных СМИ об этом. Картинка, честно говоря, яснее от этого не стала. И когда начался процесс над участниками всей этой истории, я читала практически каждую публикацию о судебном заседании, благо, наши местные СМИ очень подробно это освещали. Когда огласили приговор, я поняла, что это готовый сценарий, который просто просится на бумагу. Я никогда до этого не писала сценариев, и первоначально у меня была идея сделать прозу. Но проза – это очень ответственная вещь, это такой взгляд изнутри, и  нужно четко понимать,  как все это в мельчайших деталях происходило. Поскольку я сама не являюсь участником трагедии,  у меня, слава богу, никто из близких не был на этом теплоходе, то я не могла взять на себя такую ответственность и сделать это в прозе. А сценарий – это, прежде всего, действие и диалоги. Это гораздо проще, поэтому я пришла к такой форме. Естественно, я не думала ни о каких конкурсах. Это просто был материал, который я написала и не  знала, что с ним  делать дальше. Не было у меня и планов по его продвижению. По сути, он лег «в стол».

Узкий коридор «Булгарии»

Впереди, освещая путь фонарем, идет Вован, за ним – Зингер. Замыкает шествие Худой, который тащит увесистый мешок, набитый похищенным с корабля.

Худой (довольно): А уловчик-то приличный. Особенно если учесть, что здесь другие уже хорошо почистили. Зингер, а чо мы шмотки не берем?

Зингер: Дебил, ты как тряпки продавать будешь?

Худой: Да я бы себе взял! Там такие крутые лейблы есть!

Зингер: Тихо! Слышите?

Все останавливаются.

Вован (прислушиваясь): Нет!

Зингер: Как будто плачет кто-то…

Худой: Стареешь, Зингер!

Продолжают идти. В конце коридора видна дверь. Над ней табличка «Музыкальный салон». Детский плач становится явственней. Троица останавливается, озирается. Из музыкального салона доносится приглушенный звук фортепьяно.

 

Вован (со страхом): А может, обратно пойдем?

Худой: Стремно как-то. Живых-то здесь никого не осталось.

В этот момент с жутким скрипом открывается дверь музыкального салона. На стенах и потолке появляются тени. Явственно слышны голоса «Спасите нас!», «Помогите».

От страха Вован роняет фонарь, он падает, причудливо освещая девочку в белом длинном платье, похожем на саван. Волосы ее спутаны, глаза закрыты, руки тянутся к Вовану. Девочка открывает глаза, в которых отсутствуют глазные яблоки.

С диким криком троица пускается наутек.

– В каком году вы написали сценарий?

– Это было за два года до объявления конкурса Минкультом РТ. Где-то 2014 – 2015 год. Я написала его достаточно быстро – за полгода. А до этого я практически столько же собирала материал. Поскольку это мой первый опыт, я не знала, правильно ли я оформила сценарий, насколько он профессионален, можно ли его вообще предлагать кому-либо. Я дала его почитать своим друзьям-знакомым, которые связаны либо с журналистикой, либо с кино. Я пыталась от них услышать, как это можно исправить. Все посмотрели и сказали: «Отлично, ничего править не надо, вполне рабочий сценарий. А если что-то надо править, то тебе об этом скажут редакторы или режиссер». И  тогда я рискнула предложить его на несколько студий, нашла в интернете адреса и отправила.

– Московские  киностудии?

– Московские. Я знаю, что это высокобюджетный фильм, и в Казани его никто не потянет. Ответ мне пришел только из одной киностудии, причем, довольно оперативный. Прежде, чем отправить сценарий, я должна была написать еще и синопсис. Что это такое, я вообще не имела представления. Оказалось, что писать синопсис еще труднее, чем писать сценарий. Потому что нужно  взять самое интересное из сценария, а мне казалось, что интересно все, там каждая деталь играет. Многие киностудии не смотрят сценарии. Заявки и синопсиса им достаточно, чтобы  составить представление о материале. А поскольку мой синопсис оказался гораздо хуже сценария, мне ответили, что фильм – очень дорогостоящий, а кинокомпания снимает менее затратное кино. И еще мне сделали одно профессиональное замечание. У меня в сценарии две героини, и вторая появляется где-то ближе к середине. Оказывается, с профессиональной точки зрения это не правильно, ее нужно заявить уже в начале. И тогда я  немного подредактировала текст. Больше я не пыталась его продвигать. А потом совершенно случайно обнаружила, что Министерство культуры Татарстана объявило I Открытый республиканский конкурс сценариев. Я посмотрела его положение, и мой сценарий вполне подходил под эти условия. Единственное, что я сделала – немного  его  «ужала»  чтобы он соответствовал требуемому  объему.  Честно говоря, я ни на что не надеялась, потому что там поднимается много достаточно острых тем, и  это дорогое кино, которое могут снимать только богатые киностудии.  Поэтому  была несказанно удивлена, что стала победителем. 

703A1723

– Какое время прошло с момента подачи сценария на конкурс до момента, когда вы узнали о победе?

– Все произошло довольно быстро. Я подала заявку летом, а подвести итоги по Положению должны были в октябре. Но почему-то это затянулось, что я посчитала  плохим знаком, подумала, что конкурс из-за отсутствия достойных сценариев отменили. Итоги подвели в середине ноября, а награждение вообще прошло в последних числах декабря на коллегии Министерства культуры РТ, посвященной Году кино. Сначала организаторы  хотели сделать торжественную церемонию,  совместить ее с каким-нибудь фестивалем.  Но, к сожалению, в календаре не оказалось нужного мероприятия, и в итоге награждение провели на коллегии Министерства культуры.

76. Акватория Куйбышевского водохранилища

Волна выносит Агнию из каюты. Она хватается за поручень теплохода, который уже полностью лежит на воде. Крики: «Отплывайте от теплохода!». В этот момент прорывает топливный бак и бьет фонтан мазута. Мазут быстро растекается по воде. Руки от мазута становятся скользкими, Агния не может удержаться и падает в воду. За нее хватается грузная женщина с обезумевшими глазами.

Женщина: Помогите! Я не умею плавать.

Агния тщетно пытается высвободиться. Завязывается борьба. Женщина топит Агнию, и она идет на дно. Агния закрывает глаза. В этот момент она представляет мужа и дочь. «Я иду к вам!», – говорит им Агния. Внезапно шнурок кошелька, который она купила в Болгаре, цепляется за какую-то балку тонущего судна. Это приостанавливает падение. Агния приходит в себя, рвет шнурок и начинает отчаянно барахтаться. Это помогает ей всплыть. На поверхности воды она видит молодую женщину с годовалым ребенком на руках в спасательном жилете.

Женщина: Держитесь за меня!

Агния подплывает к ней и хватается за ее жилет.

77. Капитанская рубка

Капитан Костровский заходит и закрывает за собой дверь на замок. Подходит к жене сзади, обнимает ее и мягко снимает ее руки со штурвала.

Наталья: Андрюша, мне страшно!

Костровский разворачивает ее к себе лицом. Капитан охватывает лицо жены руками и жадно вглядывается в дорогие ему черты. Наталья тоже смотрит на него и слезы выступают у нее на глазах.

Наталья: Мы умрем?

Костровский закрывает глаза.

Наталья (с надеждой): А может…

Костровский отрицательно качает головой.

Наталья бросается ему на шею.

Костровский: Спасибо тебе, родная, за все.

Они так и стоят, обнявшись.

Крупный план: часы на стене показывают 13.33.

– На мастер-питчинге вы рассказали о том, что в вашей работе нет ни положительного, ни отрицательного героя. Расскажите, о чем ваша история.

– Одну из главных героинь (она у меня зовется Еленой) обвиняли в том, что эта «железная леди» абсолютно безнравственна и думает только о том, как бы выжать из людей  побольше денег. Но когда я познакомилась с ее биографией, я поняла, что здесь все не так однозначно. Она – обычная женщина, которой судьба подкидывает одно испытание за другим.  У нее не сложилась личная жизнь, она влезла в огромные долги, причем по вине своего компаньона, за которого она поручилась. Ее избивает муж, ее маленькому ребенку требуется срочная операция.  То есть, целый комплекс проблем привел к тому, что она вынуждена была досрочно вернуться в бизнес. Но поскольку она поздно стартовала, а  работа с круизными теплоходами  – это сезонный процесс, то ее обманули, подсунули то, что не брали другие туристические компании.  Поэтому  назвать мою героиню человеком, которому наплевать на других, и сказать, что она преследует только свои интересы, я тоже не могу. У нее есть своя правда. Нужно понимать, что гибель «Булгарии», – это роковое стечение обстоятельств, которое случается, может, раз в сто лет. И все, что могло быть плохого, все как-то сошлось в одну точку... Собственно, не будь  шторма, или если бы на судне были задраены все иллюминаторы  – ничего бы не случилось: теплоход худо-бедно, на одном двигателе, все-таки, доплыл бы до Казани, и все бы благополучно вышли на берег. А после этого рейса он должен был встать в док на ремонт.

Вторая моя героиня – это выдуманный персонаж. Она журналистка, ее зовут Агния. По сценарию, она вместе со своей семьей и своими друзьями плывет на этом теплоходе. Единственной из всей этой компании ей удается выжить. Жизнь для нее теряет смысл, и она  решает отомстить виновнице трагедии. Потому что собственная судьба ее уже не интересует.  Но ее противница находится в СИЗО,  длительный срок ее заключения кажется Агнии  совершенно не адекватным наказанием за то, что погибло 122 человека. И она, пользуясь служебным положением, добивается встречи, чтобы взять у нее интервью, во время которого собирается ее отравить. Человек, задумавший убийство, не может быть положительным героем. Поэтому я и говорю, что в этом сценарии нет «белых и пушистых» и нет абсолютных подлецов. У каждого своя правда, и каждый, пройдя через  испытания, внутренне меняется.

91. Квартира родителей Ивакиной

Елена в шоковом состоянии слушает последние новости.

Диктор на телеэкране: На месте катастрофы судна работают спасатели, которые продолжают поиск тел погибших. Президент США Барак Обама выразил соболезнования в связи трагическими событиями, унесшими жизни людей. Президент Дмитрий Медведев объявил в России 12 июля Днем национального траура по погибшим в результате крушения теплохода «Булгария».

Раздается телефонный звонок. Елена берет трубку.

Елена: Да, это я. Да, я готова поехать.

Подбегает мать Ивакиной.

Мать: Леночка, кто звонил? Куда ты?

Елена: Мама, позови всех.

Мать убегает, Елена одевается. Входят мать, отец и дети Ивакиной.

Елена: Дорогие мои (сглатывает). Меня вызывают в МЧС, там будет прямой мост с Москвой по поводу спасательной операции. Потом поеду в Следственный комитет. Я не знаю, когда вернусь и (голос Елены дрогнул) вернусь ли вообще. 122 человека погибло, 28 детей. Кто-то должен за все ответить. И надо быть готовыми ко всему.

 

Дочь Ивакиной: Мамочка, но ты же ни в чем не виновата!

Елена: В нашей стране необязательно быть виноватым, чтобы попасть за решетку.

Мать Елены (бросается ей на шею): Доченька!

Вслед за ней все бросаются к Елене.

Елена: Будем молиться и надеяться.

 

Елена опускается на пол перед сыном и с нежностью гладит его по голове.

Раздается звонок в дверь. Елена идет открывать. На пороге стоят двое мужчин в штатском. Один из них показывает Елене удостоверение.

 

Мужчина: Мы будем вас сопровождать.

Елена: Зачем?

Мужчина: Это в ваших же интересах, чтобы родственники погибших не порвали.

– Мастер-питчинг форума «Время кино», на котором вы выступали, дал какой-то результат? К вам подходили с предложениями?

– К сожалению, в тот момент, когда я делала презентацию, большинство членов жюри ушли  на совещание, и там осталось буквально два человека. Сфотографировали мои  контакты. После питчинга я сама подошла к директору Свердловской киностудии. Он мне однозначно сказал, что это не их тема, что они снимают только молодежные комедии. Но посоветовал мне обратиться в ту киностудию, которая делает фильмы-катастрофы. Еще я подходила к Алексею Петрухину, режиссеру фильма «Училка». Как оказалось, он тоже мой сценарий не читал. То есть, перед питчингом был предварительный отбор работ, а жюри просматривало только те, что вошли в топ-10. Соответственно, мой сценарий просто не прошел это сито. Петрухин сказал, что в любом случае,  это надо читать, потому что история очень тяжелая и зрителю  это трудно смотреть. Он мне привел в пример фильм со Шварценеггером в главной роли, это история про Калоева. (У заместителя министра строительства и архитектуры Северной Осетии Виталия Калоева 1 июля 2002 года жена, сын и дочь погибли в авиакатастрофе над Боденским озером. В 2004 году Калоев совершил убийство авиадиспетчера Петера Нильсена, считая его ответственным за трагедию, - прим. ред). То есть наши режиссеры и продюсеры боятся снимать такое кино. Комедия – другое дело. Это весело,  это смотрят, на это ходит молодежь. А снимать что-то вроде «Левиафана», это всегда сложно. Неизвестно, какой от этого будет эффект, как «отобьется» эта лента. Потому что у нас  итак в жизни полно чернухи, а тут зрителю надо еще отдать свои деньги, чтобы  посмотреть эту трагедию. Петрухин  дал мне свои контакты, но предупредил, что решение примет только в том случае, если в сценарии есть хотя бы намек на хэппи-энд, и если не возьмется сам снимать, то хотя бы посоветует мне киностудию или режиссера, которым это будет интересно.

703A1655

– А вы до этого когда-нибудь читали сценарии?

– Перед тем, как  приступить к работе,  я нашла в интернете сценарий «Титаника», начала его читать и поняла, что это очень далеко от пьесы, это скорее художественное произведение. Я по-другому представляла себе, как должен выглядеть сценарий. Вообще, единого образца нет. Кто-то пишет почти как прозу с репликами героев, кто-то делает абсолютно лаконично: обстоятельства (действие) и диалоги. Я понимаю, что, наверное, мне нужно учиться, если я планирую заниматься этим дальше.

– Но вы хотели бы заниматься этим дальше?

– Мне это интересно. Вчера я спросила у одного профессионального сценариста, может ли такая работа прокормить, если заниматься только ею.  Потому что писать в перерывах между основной работой – это долго и не всегда есть возможность. Он сказал, что это нормальное хорошее ремесло, которое, конечно же, может  кормить. Если бы у меня все сложилось, наверное, я бы полностью ушла в творчество.  У меня есть идеи, которые хотелось бы воплотить.  Но самое главное – даже не  процесс написания текста. Важно, возьмут ли твой сценарий  в работу, будет ли снято по нему  кино. Потому что все мы люди, всем нам надо как-то жить, процесс  занимает достаточно длительное время и хотелось бы получать за свое творчество финансовую отдачу.

Автор: Айсылу Хафизова Фото: Султан Исхаков

Поделитесь с друзьями

1 Комментарий

  • Комментировать Анна 12 апреля 2017 написал(а) Анна

    хорошо хоть не Пулитцеровскую премию..

Оставить комментарий