Александр Тыгин: Кто не живет в Зеленодольске, тому не повезло

30 марта 2017 // Прочитано 6678 раз

Как живется по соседству со столицей Татарстана небольшому городу Зеленодольску? Как решить те или иные острые проблемы, которые на слуху у многих в последнее время? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью ИА «Татар-информ» рассказал мэр города Александр Тыгин.

- Александр Васильевич, Зеленодольск нередко называют городом-спутником. В чем его особенности? Каковы плюсы и минусы соседства с мегаполисом?

- Мы для себя определили совершенно другую стратегию, и в прошлом году ее Зеленодольский совет принял. И если не все наши коллеги определенные вещи признают, то есть такие обстоятельства, с которыми просто бессмысленно не считаться - их нужно взять за основу. Основой республики сейчас является Стратегия 2030.

Мы говорим для себя, это – столичная агломерация. Свершившийся факт для жителей Зеленодольска. И формат города-спутника просто обречен. Город-спутник - это спальный город. Это место, куда люди после работы приехали отдохнуть, переночевать и вернуться на работу. Это вполне возможный сценарий для Зеленодольска, но совершенно не тот, который нужен его горожанам.

И поэтому в Стратегии 2030 поставлена задача - второе ядро столичной агломерации. Первое в этом сценарии агломерационном: 80% экономики Зеленодольска - это промышленность.

И если мы начинаем взвешивать первое и второе ядро, то сценарий 2030 для Казани не промышленный. Он - научный, он - образовательный, он - культурный, а куда денется промышленность Казани? Где она найдет рабочие руки? Где она будет дальше продолжать свою работу?

Если мы говорим, что Зеленодольск - это свияжский мультимодальный центр с резервом в 2000 гектаров, с рабочими руками, с развитой логистикой и прочими вещами, то есть сценарий первый агломерационный - это вынос производства.

Это же естественный нормальный сценарий, потому что экономика республики не может себе позволить потерять промышленность, но и делать из нее в центре Казани будущее – это тоже неверно. Поэтому, на мой взгляд, полное взаимопонимание двух муниципалитетов – хороший сценарий совместный.

Второй: 35 километров побережья Казань - Зеленодольск совершенно на сегодня никак не используются ни республикой, ни казанцами, ни зеленодольцами. Наш действующий сценарий – это поехали отдохнули в марийские леса, на озера, куда угодно, но не на свою реку.

А 1700 гектаров островных территорий? Что с ними происходит летом? Дикий отдых рыбаков, часть дачников, но совершенно не цивилизованный неправильный сценарий. И вот эта история географии, которая есть, она нам совершенно четко подсказывает: Зеленодольск – город рекреация. Но как только мы для себя прописали рекреацию, экология для нас стала ключевым фактором.

Вот смотрите, первый сценарий – это вынос производств и рекреация начинают конфликтовать. Поэтому мы говорим: «Вынос - да! Но только того, что экологии нашего района никогда не навредит!»

Ну, и третий сценарий наш – это второе ядро, которое работает на первое. Мегаполис кушает, мегаполис не только отдыхает, но еще и лечится, а соответственно, мегаполис огромное количество потребляет товаров, то есть это логистика и сельхоз переработка. Все наше будущее укладывается в эти три направления. Но основным для себя мы видим первое – это модернизация всего, что у нас есть.

tygin20171

- Какой процент зеленодольцев каждый день ездит на работу в Казань?

- Очень сложная арифметика. Косвенно всегда считается по транспорту, по НДФЛ. Цифра растущая. И если 12 лет назад, когда я работал заместителем главы района по экономике, это было порядка 15-16 тысяч человек, то сейчас около 20 тысяч. И к этой цифре отношение у меня очень сложное. Первое – позитивная составляющая – у этих людей есть работа, и эта работа с хорошим уровнем оплаты. Это наш огромны резерв. Но, как только мы предложим им новое рабочее место, например, новый проект промышленной площадки «Зеленодольск», мы говорим, что он нацелен в первую очередь на маятниковую миграцию, мы оттуда выберем компетентную рабочую силу, мы им предложим эту работу. И второе, негативная составляющая – это то, что мы вместе с этими руками потеряли налоговые поступления, они остались в столице, а вместе с этим недофинансированными остались наши школы, куда работник приведет детей, больницы, куда он придет лечиться по месту жительства. По нашим расчетам это полмиллиарда рублей в год.

- Обсуждается возможность создания в Зеленодольске территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Что это будет значить для города и его жителей?

- Зеленодольску исполнилось 85 лет. Это город, который вырос из промышленных мастерских, в который добавилась кровь лучших проектантов Советского союза. Два завода, на которых за годы войны не менялись директора («Завод имени А.М. Горького», «Завод имени Серго», - Ред.)

Зеленодольск сформировал директорский корпус и среднее звено заводов. Начальники цехов – легендарные люди. Мы же говорим фамилию Бутома – будущий министр Советского союза, мы говорим Хруничев – это же космос. Легендарные люди возглавляли заводы, формировали эту производственную культуру.

Мы получились военным городом. Наши корабли, наши боеприпасы – мы и сейчас на пике военной идеи. И вот эта новизна в экономике сформировала Зеленодольск. Теперь наша задача – найти новую экономику. И новые проекты наши ориентированы на новые отрасли в экономике, в них нет старых направлений.

Если мы говорим логистика, фармацевтика, сельхозпереработка – это все совершенно новые направления, нестандартные. И территория опережающего развития – это статус. Он присваивается городу для того, чтобы открыть для него новые возможности, прежде всего налоговые. Вот это налоговое обременение, особенно ЕСН, снимается. По сути формат – лучше, чем свободная экономическая зона.

Наша задача включить в него промышленную площадку «Зеленодольск». Мультимодальный центр, находящийся за рекой, открывает совершенно новые возможности заволжской части района.

Поэтому на мой взгляд, статус Территории опережающего развития – это будет очень сильный шаг вперед, и мы его совершенно точно сделаем. Опять же очень взвешенно и скрупулезно подходя к каждому объекту. Можно двигаться очень стремительно и ценой стремительности будет удача или совершенно неразумное поражение. Исходя из того, что чертой нашего города является консервативность, и все годы, которые я в нем живу, я слышу фразу: «Так в Зеленодольске было всегда», я понимаю, что это не только плохо. Поэтому, с учетом консервативности и взвешенности, ТОСЭР даст нам успех.

В 2017 году наша задача этот статус получить и начать с ним работать, он дается на 10 лет. Это большое будущее, и это новый этап развития Зеленодольска. В конце концов к столетнему юбилею мы должны подойти с чем-то интересным и вкусным!

- В разные годы градообразующие предприятия – «Завод имени Серго» и «Завода имени А.М. Горького» – чувствовали себя по-разному: от расцвета до едва ли не остановки. В каком положении сейчас находятся два этих предприятия?

- Одной из моих слабостей является социология. Для меня абсолютно важно знать, в каком ритме бьется сердце. Проводя год за годом исследование и, пользуясь материалами других исследований, мы видим, что ежегодно идет смена тех или иных курсовых разниц. Градус-два-три меняется. Тренд тот же – Зеленодольск стабилен и наш пароход движется правильным курсом, но изменения всегда происходят.

Что остается незыблемым? Предметом гордости? Предметом гордости горожан №1 является продукция наших заводов - корабль и холодильник. Как бы не звучало это, скажут: «Ну, это же примитивно! Нашли, чем гордиться! А чем гордиться еще?? Кто-то гордится морем, ну, не причастны мы к этому успеху, а вот Зеленодольск стотысячный гордится трудом своих рук.

Более того, опять же, когда малый ракетный корабль «Зеленодольск» совершает какие-то там свои воинские чудеса, гордость двойная: мы же его придумали! Он же в проектном бюро Зеленодольска сформирован. Каждый чертеж в уме зеленодольцев родился. Потом его простые заводчане в виде листа металла разрезали, сварили. Приняли экипаж, выпустили его, и экипаж удачно эту идею подхватил и слаженно действует.

Я скажу, я на этом корабле был не один раз, уже сейчас, когда он там свои боевые задачи выполняет – понятно, что мы шефствуем. Это не просто наш корабль, на нем и надпись наша. Поэтому для нас – гордость нашими заводами и их продукцией - это свойство.

Даже мысли не возникает: где заканчивается город, а где начинается завод - это одно. И у Зеленодольска две таких ноги – Серго и Горького. Численность людей, работающих там примерно одинакова: по пять тысяч человек.

В 2016 году «Завод имени Серго» впервые в своей истории вышел на 1000 холодильников в день. И рыночная продукция, самая конкурентная продукция – бытовая техника. Заказов на продукцию больше, чем может сделать завод.

С попаданием возможным в ТОСЭР завод задышит по-новому: и новая продукция появится, и себестоимость ее снизится. Мы станем более конкурентными, мы перестанем платить налоги, которые наши конкуренты и так не платят, как иностранные. Соответственно у нас появится более достойный товар на рынке с точки зрения ценовой конъюнктуры.

Наши заводы в силу огромного личного участия руководителей нашей республики – и Минтимера Шариповича и Рустама Нургалиевича, в свое время достойно пережили самые тяжелые времена.

«Завод имени А.М. Горького», например, в тяжелые времена освоил производство мостовых конструкций. Но и сейчас не бросил эту тему – огромная площадка сейчас производит мостовые переходы. По сути, в кризис освоил новое направление и развивает его.

У наших заводов история замечательная, дай Бог, не сглазить. Вы в курсе, что каждый десятый выстрел во время войны делался боеприпасами «Завода имени Серго»? Победа ведь она не только на фронте, она еще и здесь ковалась.

Сегодня средняя зарплата на заводах от 25 до 30 тысяч рублей. На обоих предприятиях позитивная атмосфера – профсоюзная деятельность, санатории, спорт и физкультура. «Завод имени А.М. Горького» вложил порядка 80 миллионов в наш стадион «Авангард», отремонтировал свой спортивный зал. Свой, но он же работает и на город.

А если мы возьмем клуб моряков? Каждый день порядка ста детишек могут заниматься яхтенным спортом. Там мест для медалей уже нет, они уже забрали в России все. Если приехали зеленодольцы, значит бороться смысла нет. Это факт!

И сейчас там уже речь идет о заморских выступлениях. И когда наши дети на яхтах идут до Англии, понятно, что не одни, а с более опытными моряками, но это – дети Зеленодольска. У каких детей из простых семей в нашей стране есть шанс заняться яхтой? Даже средний класс не каждый себе может позволить.

Средний возраст заводчан очень сильно снизился – в районе сорока лет. Более того, у обоих заводов очень сильная директорская политика по поддержке и развитию инженеров – конкурсы, обучение, инвестиции, жилье.

«Завод имени А.М. Горького» уже второй дом сдал. Мы были недавно в семье, трехкомнатную квартиру они получали. Это у них второе новоселье. В первом доме они получали однокомнатную. Этот парень показал, что он очень нужен заводу. Что сделал директор? Он дал ему большую квартирую. Что сделала его жена? Она родила ему еще одного ребенка. Что мы имеем? Мы имеем семью, мы имеем его будущее и завод располагает шикарными кадрами, преданными потому, что есть жилье.

Поэтому социальная политика, на примере «Завод имени А.М. Горького», комбината «Майский», где высокая зарплата, социальная защищенность и возможность решить вопрос жилищный – это, мне кажется, будущее промышленного Зеленодольска.

За последние три года наши заводы уже пять миллиардов вложили в свое новое оборудование, поэтому наши школьники сейчас отвечают, что профессия инженера и работа на наших заводах – это перспективно. Это – хорошая зарплата, и это – не кувалдой махать. Это, к примеру, делать современный корабль.

Космос свел Волгу, М7 и Транссиб

- Строители Свияжского логистического центра завершили самую важную первую фазу – это основополагающие инвестиции в инфраструктуру. Площадка сейчас ровная, ноль выровнен, почти 7 миллиардов рублей туда вложил бюджет, 90 % – федеральный, остальное – региональный. Площадка на сегодняшний день готова принять инвесторов.

И очень важно, чтобы она состоялась не только как порт. Прежде всего это зона промышленного развития с возможным выносом туда производства из столицы. Лично Рустам Нургалиевич Минниханов очень много по этому поводу проводит переговоров, встреч, потому что это пятно должно интегрироваться в мировой логистический поток. Только в этом случае он выстрелит так, как его задумали в свое время не самые последние логисты немецкие и французские.

Я общался с немецкими специалистами из Гамбургского порта. Они говорили: «Лучшего места в Европе нет. Только тут Космос свел Волгу, М7 и Транссиб». Вот эти три точки колоссальным транспортным потоком обладают. Поэтому мы создали двухкилометровый причал. Это серьезный объект, которого нет нигде в России.

И теперь шаг за шагом основательно, не размениваясь ни на какие мелочи и непонятные проекты, он должен быть заполнен. Так, чтобы это дало Татарстану мощнейший толчок. Есть интересные расчеты экономистов-транспортников: один рубль, вложенный в транспорт, в логистику, дает 4 рубля валовой продукции.

Самый амбициозный проект – сам житель Зеленодольска

- У меня самая большая ставка на самый большой проект – на самого зеленодольца.

По большому счету, что такое городская среда? Это та среда, в которой тебе комфортно. И вот эти все программы мы сливаем в одну. Грандиозность нашего проекта в том, что мы понимаем, что делаем это для горожан.

И мы больше не делаем во дворах решений, которые не нужны людям. Мы приняли городским советом программу «Стандарта двора». И теперь, пока большинство жителей не примут протокольного решения о том, что является тротуаром, парковкой…и если большинство решило, что в их дворе нужно убрать пять деревьев, они будут убраны, но будут посажены другие деревья в других местах, потому что озеленение должно быть.

В этом году у нас 30 сформатированных заявок. С границами, с зонами, причем люди сами приняли решения. Люди определились. Мы смогли пока профинансировать только 15 дворов, 30 мы ставим в очередь. Если завтра появятся допдоходы, мы будем знать, куда финансировать.

tygin20172

Мы впервые для себя приняли четкие решения градостроительного совета, в ближайшее время вынесем на сессию города, утвердим проект озеленения города. В таком формате: вот на этом месте каштан, вот на этом месте дуб. Если эта территория окажется в зоне обслуживания бизнеса, допустим возле магазина, этот красный дуб посадит магазин. И будет ухаживать за ним.

Один дуб для магазина – это ничего, его цена в самом дорогом питомнике 1000 рублей, полить его – зарядка утром. Три тысячи предпринимателей города, имеющих объекты недвижимости, посадят три тысячи дубов! Какой озеленитель города справится с этой задачей?

С предпринимателями мы уже встречались, здесь невозможно принуждение. Я надеюсь наш проект «Я люблю свой город!» удастся. На самом деле красивый Зеленодольск не для мэра, мэр для красивого Зеленодольска.

Мы запустили большой проект «Зеленый патруль» в детских садах города. Его суть проста – ребенку прививают любовь к маленькому зеленому растению, которое он имеет возможность посадить в своем детском садике, своими грабельками ухаживать. Неважно вырастет это растение или нет, но городской ребенок впервые задумается, что что-то мать-земля дает. И, проходя мимо дерева, он никогда не возьмет и не сломает ветку.

Зеленодольск пойдет в Айшу

- Уже некуда расти, мы подошли к границам Зеленодольска. Следующая территория Айши. И поэтому, у нас два вида градостроительного планирования. Первый: это почти 30 гектаров земли, на которой находится аварийный жилой фонд. И как только мы его расселяем, мы планируем зайти туда вместе с ГЖФ, потому что это земля государственного жилищного фонда. Второй: безусловно, переходить границы и идти в сторону Айши. Но это прежде всего инфраструктурные решения – электричество, газ, вода.

- Насколько больной вопрос переселения из аварийного жилья? Известно, что в городе есть ряд домов, жители которых через суды добиваются снятия статуса аварийных

- Этот вопрос не больной, у него нет боли. У этого вопроса есть острота непонимания и сроков. И если в сроках виноваты городские власти – мы не так быстро строим, как нам хотелось бы и за это надо нас ругать, и люди это делают, и мы обещаем это исправить, то острота непонимания – есть.

Самый простой пример. У нас было порядка сорока процессов судебных, сейчас их осталось двадцать в суде. По двадцати судебным делам принимаются решения: дом аварийный или не аварийный.

Двадцать жилых домов и в них порядка 300 квартир: треть муниципальная, две трети частные. Вот из этих частных квартир половина жителей пришли к нам и сказали: «Да, мой дом аварийный, я не хочу в нем жить» и подписали с нами договор выкупа. Еще 20% людей уже переехали в новые квартиры.

А вот оставшиеся 30% говорят: «Нет! Этот дом не аварийный!» И точку здесь, как положено в цивилизованном мире, поставит суд.

Уже пять семей, переехавших в новые дома, узнали, что с их домов статус аварийных снят. Их квартиры теперь имеют статус приличных квартир. Мы знаем, каково фактическое состояние домов. Но, я уверен, что наши суды примут те решения, которые обоснованы законом. На основе экспертиз, технических решений.

Мы начинали программу с 300 домов, сегодня их осталось 193, то есть более 100 домов мы исключили из программы на весь район.

185-й закон дает три выбора: капремонт, реконструкция, снос. У каждого свое решение.

У этих домов проблема конструктивно выражена всего в нескольких вещах: это бутовые фундаменты и деревянные перекрытия. Реконструкция этих домов, мы посчитали на примере «Полукамушек», стоит от 30 до 40 тысяч рублей за один квадратный метр. Для сравнения: ремонт 9-этажного, 5-этажного домов не превышает 14 тысяч рублей за метр. То есть в разы дороже. Это огромные деньги, это деньги, которые человек не может выплатить, проживая в этом доме.

- Какое решение в этом свете нашла проблема жителей исторического района «Полукамушки»?

- Президент поставил задачу сохранить исторический район. Это было принципиальным решением. Следующий этап: определить технологию и цену вопроса.

По этим двум направлениям мы сейчас движемся и фактически полностью картину видим. Цену удовольствия я вам назвал: порядка 40 тысяч рублей квадратный метр, и это не считая сетей, которых внутри нет. Внутри «Полукамушек» нет канализации, там – выгребные ямы, там требующая ремонта электрика, там не везде есть холодная вода. Там пока есть газ, к каждому дому поведенный. Много таких вопросов.

Пока идут расчеты. Первая строчка вдоль улицы Энгельса – восемь домов, там почти 50 семей. Мы видим сейчас очертания, видим правовую схему. Сейчас – стадия принятия решения, финансирования. Если в нашем понимании все это произойдет, это будет первым этапом. Но, самое главное, принципиальное решение Президента: зеленодольским «Полукамушкам» быть! Это наша история, это наш центр, и мы его сохраним.

- За чей счет?

- Первая линия, которая является жилым фондом, это – фонд реформирования ЖКХ и средства населения города и всех бюджетов, а все остальное – это проект исключительно инвестиционный. Инвесторы в разных частях будут разные. Для расселения людей – один, для каждого конкретного случая – персональный. Весь смысл в том, что диверсифицированность подходов дает возможность реализовать проект. Потому, что найти инвестора на 20 домов – это нереально.

- Каково ваше отношение к ситуации с цыганскими поселением в Зеленодольском районе?

На самом деле обеспокоенности или прямого неудобства властям жители цыганских поселков не доставляют. У нас в Нижних Вязовых и в Айше самая большая диаспора в республике, почти 500 человек.

Да, есть проблема с незаконным подключением к электросетям, незаконным строительством. Например, только в части незаконного подключения к электросетям полицией составлено 47 протоколов. Мы принимать меры обязаны. По всем зданиям, сооружениям, фанерным и деревянным, в которых живут несовершеннолетние дети, безусловно будут обращения в суд. По тем решениям, которые суд вынес, они будут выполнены.

До подачи в суд я лично с выездом на место предложил жителям узаконить свое жилье, подписать договоры с Энергосбытом и начать оплачивать за пользование услугами. Надеюсь, у нас будет взаимопонимание.

- В 90-е годы Зеленодольск называли «маленьким Чикаго», имея в виду уровень преступности, насколько сейчас спокойно в этом плане живется в городе?

- У меня на эту ситуацию два взгляда – взгляд оперативного работника и взгляд градоначальника, и вот в этой точке они совпадают. Когда сегодня говорят: «Есть ли шансы у Зеленодольска – и я уверен у любого города Татарстана – превратиться в «маленькое Чикаго»?» Нет! Никаких шансов! Почему?

Первый самый ответ – это уровень компетентности и боеспособности наших правоохранительных органов. В качестве примера, нашумевшее событие: в феврале банда целая ограбила в Зеленодольске ювелирный магазин – маски, огнестрельное оружие, весь город взбудоражен. Как стало известно, банда совершила первое преступление.

Не прошло и месяца, наши сыщики вместе с Центральным аппаратом МВД Республики блестяще на грани творческого мастерства с поличным задерживают этих людей на втором разбое в своей жизни.
История: банда сформировалась, сложилась, распределила роли, получила оружие, совершила первое преступление, сразу же была установлена и задержана с поличным. Что является лучшим свидетельством профессионального мастерства наших сыщиков?

Если мы говорим об обстановке, этому способствующей, то татарстанский вариант возникновения «чикаго» – это молодежь, правильно?

Для меня очень важно, что я нахожу полное понимание с нашими подразделениями полицейскими, которые считают, что подростковая преступность – это основа основ профилактики. Административная практика в отношении родителей. Наша полиция составляет тысячи протоколов по фактам ненадлежащего исполнения своих родительских обязанностей, нахождение ребенка после 10 часов на улице.

И за прошлый год нашими подростками было совершено 16 тяжких преступлений из 490 вообще.

Жители Зеленодольска чувствуют себя совершенно безопасно: прогуливаясь по городу, отдыхая. И это самое главное достижение полиции.

Сейчас мне кажется очень важным, что полиция готова перейти к следующему шагу. Что такое следующий шаг? Это когда для полиции нет мелочей. В моем понимании от брошенного бычка, матерного слова и некрасивого поведения на улицы до кражи, грабежа, разбоя, убийства очень короткий шаг. И сегодня сделанное сержантом полиции подростку замечание о мелочи оно спрофилактирует преступление завтра.

- Учитывая нарастающий в стране и республике интерес к внутреннему туризму, готов ли Зеленодольский район предложить что-нибудь вниманию туристов?

- Моя цель немного больше, чем туризм. Мы ее подчеркнули, как рекреация. Пусть житель Казани приедет к нам и отдохнет. Может, порыбачит, может, еще что-то сделает, безусловно, какие-то деньги потратит. Мы сформируем эту нашу инфраструктуру: от запаркованного автомобиля до отсутствия мусора.

Мы выгребаем с территории Зеленодольска десятки несанкционированных свалок, оставленных жителями Казани. Это наше упущение. Мы не создали для них контейнерных площадок, парковок, то есть мы не создали инфраструктуру отдыха. Мы не протянули туда электричество, воду. Вт она первая задача. Территория не только туризма – территория отдыха.

Из грандиозных объектов не меньше, чем Раифа и Свияжск, это, допустим, Обсерватория. Это просто бомба! Такого объекта на обозримой карте России просто нет. Он немного не докручен. Поэтому, следующим шагом будет Обсерватория.

Огромный запас простого природного отдыха, малых музеев.

Самое главное, мы уверены в том, что Зеленодольск ждет большое будущее! Город, которому всего 85 лет в самом начале своей жизни, а все, кто в нем не живет, им не повезло.


Читайте также: Фатих Сибагатуллин: Мусоросжигающий завод в Казани будет экологически чистым  


Автор: Светлана Белова. Фото: Султан Исхаков.

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий