Илья Рубинштейн: Нас не должны утешать точечные успехи Звягинцева или Кончаловского

15 марта 2017 // Прочитано 644 раз

О том, как начинающему сценаристу попасть в профессию, каковы перспективы казанского конкурса и секретах обучения в собственной мастерской порталу «События» в эксклюзивном интервью рассказал один из самых востребованных российских сценаристов Илья Рубинштейн.

III всероссийский форум «Время кино» состоится в Казани 4-6 апреля и будет работать по трем направлениям. Помимо питчингов и обучения кинообозревателей, организуют сценарный конкурс. Мастер-классы для участников в кинотеатре «Мир» проведут Денис Осокин, Юсуп Разыков и Илья Рубинштейн.

- По-вашему, нужен ли сценарный конкурс региону при отсутствии полноценного кинопроизводства?

- Конкурсы нужны всегда и везде. В любом регионе, а не только в Татарстане. Даже если кинематографическая база в регионе отсутствует напрочь. Потому что любой конкурс, включая сценарный, это, прежде всего, поиск талантливых людей. Ведь, не секрет, что очень много людей кино от покойных классиков до работающих для кино- и телеэкранов - выходцы из провинции. У нас очень талантливая страна. И о Татарстане, как об одном из её регионов, можно сказать то же самое. Скажу больше и, может быть, несколько неожиданно. Конкурс сценариев продуктивнее в регионах с нулевой кинематографической базой. Нежели там, где эта база существует с очень ограниченными финансовыми возможностями. Потому что в последнем случае местное кино форматирует конкурс под заведомо заданные рамки - короткий метр, местная тематика (чтобы съемки будущего фильма проходили в регионе) и т.д. Что сразу же обедняет, как сам «рынок идей», так и будущий кинопродукт, поставленный по сценарию лауреата, фантазия которого изначально была загнана если не в угол, то в очень жесткие периметры. И, как показывает практика, в итоге кинопродукт, снятый на основе подобного сценария, мягко говоря, качеством не блещет. Поэтому конкурс без тематических и географических рамок способен выявить талантливых людей именно для их потенциальной работы в большом кино- и «елематографе». Пусть даже и не со сценарием, с которым человек стал победителем этого конкурса. Но когда для конкурсанта открыты все взлетные полосы для полета его фантазии намного легче понять масштаб его дарования для использования в дальнейшем пусть и в проектах даже тематически далеких от его сценария-победителя. Потому что фантазия, её полет, смелость и диапазон - одна из главных составляющих драматургического таланта. Хотя, безусловно, профессия сценариста подразумевает под собой и умение работать в коротких формах при минимуме локаций. С таких киноэтюдов, к слову, начинается сценарное образование во ВГИКе. Но это вопрос уже другой и требующий отдельного разговора. К слову сказать, на данный момент во всероссийском масштабе на этот год впервые за всю историю нашего кино не объявлено ни одного конкурса сценариев.

- Какова ваша профессиональная заинтересованность в участии в казанском форуме «Время кино»?

- Я всегда соглашаюсь на участие в подобных мероприятиях, прежде всего, из интереса профессионального. Ведь профессии сценариста (как и любой профессии) нужно учиться всю жизнь. В том числе и принимая участие в подобных мероприятиях. Встреча с новыми идеями, методами их воплощения, способами их подачи - это всегда очень интересно и познавательно. Особенно, когда читаешь работы молодых, еще «не пуганных» авторов. Не пуганных законами профессии (о наличии которых можно говорить с натяжкой, поскольку искусству кино всего сто лет, в отличие от того же театра), которыми «пуганы» большинство даже хороших профессионалов; не пуганных тематическими стоп-листами, которыми «пуганы-перепуганы» все наши сценаристы уже лет десять; не пуганных различными службами измерения кино- и телерейтингов («рейтинг вашего фильма не превысит средний рейтинг канала, потому что его аудитория женщины старше 55-ти лет»); и, главное, не пуганных самыми страшными и одновременно самыми важными людьми нашей профессии - продюсерами. Всем этим они напугаться еще успеют. На такого рода мероприятиях бывает очень интересно выловить талант, как говорится, в его чистом виде со всеми его шероховатостями и внутренней свободой. Но это я уже начал возвращаться к ответу на первый вопрос.

- Что будет происходить на мастер-питчинге?

- Это не совсем правильное слово для обозначения того, чем уважаемый Юсуп Разыков и я будем заниматься в Казани в начале апреля. Схематично всё это можно обрисовать следующим образом. Отборочная комиссия определяет десять участников (номинантов) шорт-листа сценарного конкурса. Затем этих людей распределяют между нами - ровно по пять человек. Все участники этой пятерки должны прочитать сценарии оставшихся четырех номинантов. И затем начинается работа, грубо говоря, мастерской. Где все пять участников группы вместе с мастером в течение трех дней не просто разбирают работы своих коллег, но на уровне жесткого обсуждения делают всё, чтобы в конце работы мастерской каждая из этих работ «выросла» по максимуму. При этом надо обязательно подчеркнуть - это будут три дня именно кропотливой командной работы, где идеи и креатив должны литься не на твой личный сценарий, а на сценарий твоих партнеров по мастерской. В ответ и на свой сценарий ты получишь дождь, ливень или цунами креатива, что, безусловно, если ты сочтешь его продуктивным, поможет его улучшить для продолжения его судьбы. В конце занятий мастерской каждый из участников получает балл по графе «креатив». Этот балл плюсуется к баллу, выведшему сценарий в шорт-лист и по сумме двух этих балов будут объявлены лауреаты конкурса. Цель данной формы работы - дать номинантам навыки командной работы, получить умение почувствовать себя в контексте подобных тебе амбициозных людей наиболее комфортно с творческой точки зрения. Ведь не секрет, что в том же Голливуде даже на полнометражных проектах в половине удачных случаев работали именно команды сценаристов. Не говоря уже о кино телевизионном. А если кто-то из участников мастерской встретит свою «половину» т.е. будущего соавтора - можно будет говорить о большой удаче, как для того, так и для другого. Соавтор в кинодраматургии - это редкое чудо, дарящее впоследствии уже зрителям чудо на экране. Вспомним фильмы Дунского и Фрида, Луцика и Саморядова, братьев Вайнеров, Брагинского и Рязанова, Ежова и Ибрагимбекова, Токаревой и Данелии.

- Согласны ли вы с мнением, что кинообразование в стране резко ухудшилось?

- Кинообразование в России отражение деградации всего нашего кинематографа и наоборот. Он, кинематограф, находится даже не в состоянии стагнации, а в свободном полете до дна, которого мы еще долго не увидим. Нас не должны утешать точечные международные успехи Звягинцева или Кончаловского. Количество фестивальных побед и сейчас и во времена СССР не сильно упало. Сейчас по количеству выпущенных за год полнометражных фильмов мы догнали советские времена. Что же упало? Качество фильмов. Если сравнить даже просто по ремеслу исполнения средний советский фильм на производственную тему и средний российский фильм, последний проиграет во всем: от актерской школы и работы художника-постановщика до сценария и режиссуры. То есть, мы потеряли мэйнстрим. А именно температура качества среднего фильма определяет температуру всего кинематографа. А не отдельные фестивальные успехи.

- И в чем причина такой не радужной картины?

- К этому, прежде всего, привела система нашего кинообразования, сложившаяся в сегодняшнем виде где-то с середины «нулевых». Где на первое место вышла коммерческая составляющая, а творческая на почетном втором месте. Понятно, что в новых условиях творческим ВУЗам надо как-то выживать. Но не до такой же степени, когда у одного нашего прекрасного режиссера платная мастерская в сорок человек на Высших режиссерских курсах и платная мастерская в сорок человек в том же ВГИКе. Как и чему в данных условиях можно научить и научиться, для меня - большой вопрос.

photo5352734071203145677

Я вспоминаю нашу мастерскую сценаристов в середине «девяностых» - мастерскую Агишева и Туляковой-Хикмет. Набрали нас около двадцати, а выпустили около десяти человек. И все пять лет, кроме занятий во ВГИКе, занятия индивидуальные в том же институте или даже дома у мастеров. Где из тебя буквально вытряхивали душу, чтобы ты впоследствии не только остался в институте, но и в профессии. Я не хочу огульно хаять всех и вся - есть еще прекрасные мастерские во ВГИКе Арабова, Инина, на ВКСР Агишева и Финна. Но это скорее исключения, подтверждающие правила.

- Тогда чего можно ожидать от нового сценарного факультета в КазГИК, если предполагаемые мастера не имеют профильного образования?

- Что же до открытия сценарной мастерской в Казанском институте культуры - дело это, конечно, хорошее. Главное, при этом не впасть в коммерческий ажиотаж и привлечь к преподаванию людей, имеющих непосредственное отношение к кинематографу. В первую очередь я имею в виду действующих профессионалов. И желательно бы - действующих на хорошем уровне.

- Об открытии вашей сценарной мастерской в Казани было объявлено больше года назад. Что произошло за год?

- Своим ученикам я, прежде всего, старюсь дать некий инструментарий для того, чтобы впоследствии они могли либо поступить в приличную сценарную мастерскую во ВГИК, либо определенным образом довести их до кондиции профессионала. Но, к слову сказать, почти все поступившие во ВГИК мои ученики продолжают заниматься и со мной. В мастерскую я беру не всех. Но если беру, то стараюсь дать студентам по максимуму. При этом от студентов требуется также и их умение брать по максимуму, что даже при наличии дарования дано далеко не каждому. Поэтому порой трудолюбивый, упорный и умеющий брать студент вскоре становится в учебе успешнее и выше в профессии, нежели талант с некоторой атрофией на «впитываемость» выделенного ему моих времени и знаний. Основа обучения в мастерской - практика, практика и еще раз практика. Писать нужно каждый день, и о том, что именно хочешь написать каждую минуту.

photo5352734071203145679

- Где нормальному выпускнику сегодня можно попасть в профессию?

- Нормальному выпускнику сценарного факультета желательно, конечно, работать сценаристом. Пусть для начала даже в неигровом кино, на телевидении или рекламе. А способа попасть в профессию - всего два, либо пробить лбом стенку, либо выиграть в лотерею. К сожалению, первый способ удается довольно часто использовать людям, мягко говоря, не очень талантливым. Потому что талантливые люди в этом плане более инертны или тактичны. Или же слишком самоуверенны, мол, когда-нибудь заметят, а наше дело - писать. Замечают, но, увы, не часто. Мне же просто повезло, что во время обучения во ВГИКе (в первую очередь, из-за наших мастеров, выпустивших из своих мастерских Александра Гоноровского, Петра Луцика, Алексея Саморядова, Валерия Приемыхова и многих других) за нашей мастерской следили генеральный продюсер и главный редактор крупнейшей и тогда и сегодня кинокомпании «Профит» Игорь Толстунов и Анна Кагарлицкая. Так вместе с Валентином Донсковым, Викторией Евсеевой и Аркадием Казанцевым на заметку к ним попал и я. И нас буквально сразу бросили в топку профессии, предложив написание первого постсоветского сериала большого стиля «Кавалеры морской звезды». В котором сыграли роли все известные советские и российские актеры от Джигарханяна и Кузнецова до Петренко и Соколова. Сериал с большим успехом прошел на ТВ. После чего мной для этой же студии были написаны сценарии к фильмам «Папа» (совместно с Машковым), «Май», «Умножающий печаль» (той же ВГИКовской бригадой совместно с Вайнером по его же роману). Ну, и как-то поехало. Хотя, конечно же, сценарист 0 это профессия, состоятельность в которой ты должен доказывать каждый день, невзирая на фильмографию.

- Расскажите о своих работах и проектах (случившихся и не случившихся) в 2016-17 годах. Над чем работаете? Что планируете?

- О не случившихся проектах говорить больно, о не случившихся пока - грустно, а о случившихся все кто надо от критики до зрителей (к примеру, как о той же «Тальянке» прошедшей на «Первом» чуть менее года назад) уже высказались. Говорить о том, что сейчас пишу - плохая примета. А планирую - оставаться в профессии, покуда оттуда не потеснит плеяда молодых и талантливых сценаристов из Татарстана.

photo5352734071203145678


Справка 

Илья Иосифович Рубинштейн родился 15 декабря 1962 года в Москве.  Сценарист, режиссер, актер театра и кино, писатель. Окончил Московский Экономико-статистический институт (МЭСИ) в 1985 году. Актерский факультет ГИТИСа (Екатеринбургская студия) (1995, мастерская В. Анисимова), сценарный факультет ВГИК им. С.А. Герасимова (1999, мастерская Одельша Агишева, Веры Туляковой-Хикмет).

С 1996 года - в кино. Автор сценария фильма «Папа», сценарист и режиссер фильма «Май», автор сценария сериалов «Отрыв», «Тальянка», руководитель собственной сценарной мастерской в Москве и Казани.

Автор книг «Старлей, Победа и весна» (2006), «Дворовый романс» (2005), «Футбол на двоих» (2006), «Мы жили в семьдесят девятом» (2008), «Дисбат» (2009), «Песни из ка/фэ» (2013).


Читайте также: Евгений Князев: Современная драматургия не вызывает желания ее ставить 


Автор: София Нечаева

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий