Булат Ибятов: Веганское кафе в Казани нужно примерно сотне человек

08 мая 2017 // Прочитано 2637 раз

Основатель первого в Казани веганского магазина и веганского кафе Vegan Day, а также лейбла и магазина виниловых пластинок «Сияние» Булат Ибятов рассказывает, как в его жизни появляются идеи для нового бизнеса.

 

Откуда появилась идея открыть веганское кафе в Казани?

— Для начала нужно определиться с терминами. Веган — это самая строгая форма вегетарианства, когда отказываются от мяса, рыбы, яиц и молока. У православных это называется пост. Я уже не веган. Я вегетарианец. Веганом был 4 года. Мясо не ем уже 11 лет.

Идея возникла не на пустом месте. Она возникла из необходимости. Когда я был веганом, в Казани было очень сложно найти соответствующие продукты питания. Понятно, что можно найти рис и макароны, а чего-то вкуснее здесь не было. Поэтому каждый раз, когда я приезжал из Москвы в Казань, я брал с собой побольше веганской колбасы, тофу и подобных продуктов. И мои друзья-веганы, зная что я еду из Москвы, делали мне заказы. И как-то, возвращаясь в очередной раз, я подумал, что если я сам себе вожу и есть еще 5-6 человек, которым это нужно, очевидно, что надо привозить оптом. И я решил открыть веганский интернет-магазин. Я не думал, что это будет приносить какую-то прибыль, потому что считал, что в Казани не более 20-30 веганов. И если бы задумка обеспечила едой меня самого, и на том спасибо.

Поскольку открывать в первый раз бизнес одному было страшно, я позвал в это дело своего лучшего друга. Мы засели в моей квартире с ноутбуками и целыми днями готовились к открытию. Я вложил в это дело около 40 тысяч рублей из своих собственных накоплений. Когда была привезена продукция, сайт уже был запущен и мы начали работать, по очереди кто-то один из нас работал курьером на машине по городу, а второй принимал дома заказы. Через пару недель мой друг понял, что это ему совершенно не интересно и ушел. А я как раз в этот период познакомился с девушкой, которая была талантлива в организационных вопросах, и она предложила мне свою помощь. С ее появлением магазин начал расти семимильными шагами и в итоге превратился в кафе.

В начале было много заказов?

В начале нет, заказов было 1-2 в день и мы уже радовались этому.

Как вы продвигались?

— Все делалось на коленке, по панк-року. Продвигались ВКонтакте. Я сделал сайт на одной из бесплатных платформ, он был дешевый, плохой, некрасивый и плохо работающий. И больше не было ничего. У меня ВКонтакте было несколько сотен друзей из Казани, у Марата, моего друга, столько же. Мы сидели, копировали и отправляли информацию каждому, что у нас открылся магазин. На руку было то, что я из панк-рок среды, а в этом сообществе 95 процентов людей не едят мясо.

За все время был период, когда совсем ничего не получалось?

— Такое ощущение было все время, от начала и до самого моего последнего дня участия в этом проекте. Потому что и я, и моя партнерша Диана каждый день осознавали, что это не коммерческая история, веганизм — это не то, на чем можно в Казани заработать деньги, даже маленькие. Очевидно, что в Казани это нужно где-то сотне человек и больше никому. Мы делали это из каких-то идеологических соображений, себе в удовольствие. Поэтому каждый месяц, когда мы подводили итоги по бухгалтерии, мы видели что мы конечно не в минусе, но плюс очень маленький. И если у нас появятся дети, то нужно будет идти на работу.

Но в какой-то момент это начало приносить какую-то прибыль, нашлись же средства чтобы открыть это кафе?

— Какие-то деньги начали появляться, когда появилось кафе. Мы увидели, что люди идут с большим удовольствием есть приготовленную еду, нежели за продуктами, которые можно дома поесть. Очевидно, намного приятнее прийти в кафе и угостить там свою девушку , чем готовить дома. Деньги начали появляться в кафе, но если ты думаешь, что мы вложили в кафе какие-то серьезные суммы, то ты ошибаешься.

Получается, что людей оказалось не сотня, а намного больше?

— Я никогда не делал подсчетов количества наших клиентов, но мне кажется, что это где-то около сотни человек. Разумеется, бывают неожиданные случайные люди. Как правило это туристы. Дело в том, что Vegan Day находится в туристической зоне и туда часто заходят приезжие из-за рубежа. Даже в первую очередь заходят иностранцы, поскольку на западе веганизм широко распространен и там веганов много. Они приезжают сюда, им нечего есть и они идут к нам. А местных жителей, я думаю, сотня. Может чуть-чуть больше и мы их уже узнаем их в лицо.

Можешь ли ты в толпе вычислить человека, который не ест мясо?

—Когда мы запустили магазин, я был крайне удивлен, обнаружив, что на самом деле большее количество наших клиентов — это не какая-нибудь хипстерская молодежь, а в основном взрослые за 40 женщины, которые мясо едят, но они интересуются экологически чистой едой, поэтому идут к нам и покупают всякие полезные каши. Поэтому, я думаю, что узнать в толпе вегана невозможно.

Отличается ли чем то веган в Москве и Казани?

— Я думаю, что нет. Не отличается ничем совсем.

Ты наверняка участвовал в разработке всех этих блюд, которые есть в меню?

— Конечно. Я один из главных авторов.

Работал на кухне сам?

— Конечно. Первые 4 месяца существования магазина мы сами все делали с Дианой. Мы сами готовили, сами вечером мыли полы, потом я садился за ноутбук сам делал поставки, сам искал поставщиков, сам искал транспортную компанию, в общем, делали все сами. Поэтому разумеется и готовили все сами.

Потом уже начали появляться повара и официанты?

— Да, потом мы поняли, что было бы намного выгоднее для нас, если бы, например, я весь день сидя за ноутбуком делал бы какие-то логистические дела. Поэтому мы приняли решение взять повара, потом второго, третьего, четвертого.

Повара тоже веганы?

— Все ребята, которые у нас работают, вегетарианцы и веганы по идеологическим соображениям. Для них всех это очень важно. Среди них нет ни одного мясоеда. Для них всех принципиально важна именно этическая сторона вегетарианства. При этом, мы никогда не настаивали и не акцентировали внимания, но так уж сложилось, что в Vegan Day приходят такие идеологические ребята.

Возвращаясь к вопросу у разных людей разные причины не есть мясо: кто-то думает, что это полезно для здоровья, кто-то любит животных и не желает принимать участие в убийстве, кто-то беспокоится в принципе об окружающей среде. Вот вы когда открывали это кафе, помимо того, чтобы вам было комфортно и можно было поесть самим, о чем беспокоились? О своем здоровье или окружающей среде?

— Я думаю на тот момент, в 2015 году, я больше всего заботился об этике. Я с годами прошел все периоды веганской обоснованности взглядов. Когда появился Vegan Day, появились и другие причины.

Если возвращаться в начало, ты говорил, что вложил 40 тысяч рублей на эти деньги ведь не накупишь много всего? Что было первым, что ты купил в магазин?

— Колбасу и сосиски. Не на все 40 тысяч конечно, но на большую часть. До сих пор колбаса и сосиски это топ продаж. И не только у нас, но во всех подобных заведениях в России.

С чем это связанно? Они самые вкусные?

— Они самые желанные.

Переходя к твоему второму бизнесу: магазину виниловых пластинок «Сияние». Откуда родилась мысль открыть магазин винила?

— Идея возникла опять же не с проста. Вообще всегда все происходит не случайно. Такова правда жизни, вселенной. С винилом случилась такая же история. Есть такое место под названием «Смена», которую запустили мои очень хорошие друзья. Еще с год назад они предложили мне разместить в «Смене» небольшую музыкальную полочку с релизами моего лейбла под названием «Сияние». Потому что мы занимаемся интересной самобытной русской музыкой и этот формат отлично вписывается в «Смену».

Я сделал подборку из 3-4 виниловых пластинок, 10-20 кассет и эта полочка там так и стояла примерно год. Когда в «Смене» в конце 2016 года сделали ремонт и увеличили ее на целый этаж, а сам книжный спустился на 1 этаж, я как раз был в Казани на новогодних каникулах и пришел в посмотреть новую «Смену». Ребята предложили: «А почему бы не увеличить эту маленькую полочку „Сияние“ до полноценного магазина». Я подумал, что это действительно хорошая идея.

Вот уже несколько лет я думал о том чтобы избавиться от своей виниловой коллекции, но у меня все рука не поднималась. А тут все сошлось. Я подумал, что это самый лучший метод. Мы ударили с ребятами по рукам и я начал работать над этим магазином. Так он и появился.

Распродал коллекцию?

— Ну пока что нет, моя коллекция состояла из более чем 600 позиций и мы, наверное, продали пластинок 100.

Там что-то есть помимо твоей коллекции?

— Конечно. На данный момент в «Сиянии» более 1000 позиций. И там очень много разной музыки. Я очень горжусь этим проектом, потому что у нас интересный, оригинальный ассортимент, который может привлечь внимание людей с хорошим музыкальным вкусом.

А сколько вообще стоит винил? Это только новые пластинки или есть б\у?

— Винил переживает ренессанс последние лет 5-7 во всем мире. Продажи винила в 2015 году достигли продаж 1989 года. В 1993-1994 годах винил полностью исчез, умер. Продажи с миллионов упали до сотен тысяч и вот наконец-то в 2014 году продажи вновь поднялись до миллионов и это говорит о том, что винил действительно ожил и вернулся он надолго. И, соответственно, начали делать новый винил по новым технологиям, который стоит значительно дороже. Если раньше на барахолке в России можно было купить хорошие поддержанные пластинки за 500 рублей, то теперь любая новая пластинка стоит от 1000 рублей и выше. Я думаю, что средняя стоимость новой виниловой пластинки 1500 рублей и выше. Средняя стоимость старой даже больше. 2000 рублей и более. Это связано с тем, что существует огромное количество аудиофилов, которые ценят именно то, что на винил записывали аналоговую музыку, записанную в аналоговой студии. То есть, условно говоря, если Red Hot Chili Peppers в 2015 году записывают в цифровой студии альбом, а потом переводят его в аналог для издания винила, то это хуже, чем The Rolling Stones, которые изначально сделали свою запись в аналоге. Именно поэтому старый винил стоит дороже.

Теперь что есть у нас в ассортименте. Когда я решил запустить этот магазин, я разумеется прошерстил то, что в Казани уже имеется. Есть два виниловых магазина и они оба в большей степени занимаются старой музыкой.

И я решил сделать акцент на новую музыку, поскольку у меня никогда не получится переманить из тех магазинов в свой любителей старой музыки, поскольку это старая тусовка, они дружат очень много лет. К тому же я больше люблю новую музыку, чем старую.

И рэп есть?

— ONYX даже есть, у меня рэп позиций около 60.

А сколько сейчас стоит проигрыватель?

— Аппарат в среднем хороший сейчас можно дома поставить тысяч за 30 рублей. Ну можно и дешевле. На Avito можно найти за 7 тысяч рублей какую-нибудь старую советскую «Вегу» и она тоже будет играть, но это будет совсем не то. Будет ломаться и шипеть.

Что представляет из себя этот аппарат?

— Это тоже самое что и с дисками. Диски можно послушать на колонках от компьютера, а можно послушать на колонках за 150 тысяч рублей. Тоже самое и с винилом. Система представляет собой вертушку, колонки и усилитель. Какую взять вертушку: дешевле или дороже, какой взять усилок и какие взять колонки — каждый решает сам.

Почему винил воскрес?

— Тут все очевидно и просто. Винил воскрес, потому что умер компакт-диск. Вот и все. Свято место пусто не бывает. А диск умер потому что цифра стала повсеместной, компакт диск утратил смысл. Потому что не нужен диск, если музыку можно скачать. Музыку можно скачать и слушать в телефоне. Вот в тот день, когда в телефоне появились аудиофайлы, диск умер. Потому что он перестал иметь смысл. Всегда были люди склонные к коллекциаонированию. Если не диски, то давайте винил.

Почему не кассеты?

—Кассеты сейчас тоже в моде. Новый альбом Metallica вышел в том числе и на кассетах.

Ждать возрождения VHS?

 Разве только в среде каких-то фетишистов.

У тебя лейбл есть еще свой. С кем из действительно интересных людей тебе приходилось общаться по музыкальной части?

— Самое приятное и удивительно знакомство, которое у меня возникло в рамках работы с лейблом, это знакомство с Артемием Троицким. Он оказался милейшим человеком, крайне эрудированным, интересующимся всем на свете, человеком, с которым попить и чай и обсудить новую музыку одно удовольствие. Также для меня честью было познакомиться с Всеволодом Гаккелем, бывшим участником группы «Аквариум» и основателем первого в России рок-клуба TaMtAm. А TaMtAm — это абсолютно культовое место, святое. Поэтому Гаккель для меня кумир. На самом деле, лейбл многие двери мне открыл. Я познакомился благодаря нему с огромным количеством интересных людей. 

А из молодежи были те, кто до твоего лейбла были никому неизвестными, а после лейбла приобрели какую-то аудиторию?
— Наверное, такое можно сказать про питерскую группу «Электроребята», которая существует довольно давно. И они до сих пор практически никому не известны. Когда мы предложили выложить их музыку на цифровых платформах: айтюнс и т.д., они отказались. То есть они целенаправленно остаются в подполье. И когда мы их издали и впервые привезли в Москву, что-то где-то про них заговорили. Но они потом опять по своей воле ушли в подполье. Но у нас было довольно часто, что мы на самом старте подхватывали талантливые группы и в итоге они действительно выстреливали. Так было с «Черной речкой», которые с самого начала были на «Сиянии» и сейчас занимают свое уверенное место на русской сцене.

Сам лейбл с коммерческой точки зрения интересен или это просто порыв души?

— На самом деле, не интересен оказался с коммерческой точки зрения. Я и мой партнер по лейблу Паша Чернядьев, мы конечно как настоящие романтики питали надежду, что лейбл выйдет на какой-то уровень заработка и сможет нас обеспечивать. Но прошло 4 года, а этого так не случилось. Лейбл, разумеется, приносит нам деньги, но совсем маленькие. Мы, конечно, продолжаем питать надежду, но на данный момент это хобби.

Как появилась идея запустить лейбл?

— И опять же не спроста! Он появился, потому что мы с Пашей, как два настоящих патриота русской музыки, страстно любим нашу сцену. Тогда, в 2012 году нам было больно видеть, что русской музыкой в России никто не интересуется. Что некоторые иностранные музыкальные издания интересуются русской музыкой больше, чем отечественные. Поэтому мы были вынуждены сделать такой лейбл, потому что никто этого не делал.

Преобладало стремление полностью копировать запад. Все знали, что происходило, условно говоря, в 1985 году в Нью-Йорке и Манчестере, но никто не знал что было в 1985-м в Тольятти. А в Тольятти были шикарные пост-панк группы. И поэтому для нас было важно осветить для молодежи вот этот момент, который они упустили.

Как считаешь, получилось?
— Конечно. Я считаю, что волна интереса к русской музыке, которая появилась в году, эдак, 2015, я уверен, и по нашей вине в том числе поднялась. Я уверен, что мы тоже оказали влияние на эту волну.

Возвращаясь к магазину с пластинками. Я слышал, что Ильсур Метшин приходил и купил что-то у вас.

—Меня в тот день не было к сожалению в Казани. Поэтому лично я не присутствовал. Метшин действительно приходил, есть фотография, где он перебирает пластиночки. И ему приглянулись пластинки «Секрет», «Машина времени». Но он ничего не купил, объяснив это тем, что у него нет с собой денег. Всем известно, что Метшин рок-меломан, поэтому будем ждать его возвращения.

А так ты не знаешь, слушает ли он винил?

— Я не знаю. Ну очевидно что в 1980-е слушал, потому что раньше было никак, все слушали.

А как он попал к вам?

— Ну «Смена» — это очень модное место, в «Смену» ходят очень много людей. Например, приходила недавно посол Голландии. У нее была встреча с представителями города. И попросили поставить что-нибудь приятное для нее. Я сначала в шутку включил голландский габба хардкор, но, разумеется, мы посмеялись и я выключил. Встреча прошла под джаз.

То есть это просто люди, которые приходят на мероприятия и заодно видят твой магазин?

— Не только. Есть люди, которые приходят конкретно на лекции и показы фильмов и заодно смотрят винил. Есть люди которые приходят покопаться в виниле и заодно смотрят показы. В целом, у нас одна и та же публика, в принципе, книги в «Смене», пластинки в «Сиянии» покупает, скажем так, творческая интеллигентная молодежь.

В первую очередь люди покупают винил чтобы слушать или чтобы была на полочке и душу грела?
— Я думаю, что все-таки большая часть коллекционеров покупают винил не ради того, чтобы слушать, а покупают исключительно в коллекционерских целях. Так вышло, что сущность человека очень склонна к коллекционированию и тут уж на что упал взгляд, то и коллекционируешь. Кто-то собирает винил, а кто-то пивные пробки. Но, разумеется, есть люди, которые по-настоящему огромное внимание оказывают качеству звука, так называемые аудиофилы, которые гоняются не просто за виниловой пластинкой, а за виниловой пластинкой определенного года выпуска, определенного издания, страны, потому что там на 5 треке на 28 секунде тарелка звучит более ярко, чем в других изданиях. Есть и такие люди.

Я сам отношусь к категории людей, которым нравится шум и треск пластинки, запах книг. До сих пор читаю только на бумаге. Я думаю, такой фетишизм присущ всем людям, которые любят винил. Этакий фундамент виниломании. Трогать руками произведения искусства. Люди же ходят почему-то в галереи, а не только в интернете картины смотрят. 

Что, на твой взгляд, самое сложное в ведении бизнеса?

— Во-первых, нужно сделать ремарку, что я все-таки не бизнесмен. Я не могу назвать себя бизнесменом, потому что бизнесмены — это люди, которые в первую очередь преследуют коммерческие цели. А я преследовал цели удовлетворения своего интереса. Я с детства мечтал сделать веганский магазин, лейбл и виниловый магазин. Это тоже самое, что мечтать выступить на какой-то определенной сцене. А если рассуждать о том, что самое тяжелое в бизнесе, то это не опустить руки. Потому что в 99 случаях из 100 бизнес требует очень много времени и внимания. Бизнес подобен избалованной девушке, которую нужно два месяца водить по кафе и только после этого она позволит взять себя за руку. Поэтому самое главное — это руки не опустить.

А что тебе помогло не опустить руки?

— Мне помогло то, что я не питал пустых надежд. Когда я делал веганское кафе, я не ожидал прибыли, ее не было и я не переживал. Вот это и спасло. Потому что если бы я привез на миллион рублей целую коробку айфонов и не продал их, я бы переживал. Потому что мне не интересны айфоны. Я бы делал это только ради коммерции.

Что самое приятное?

— Самое приятное — чувствовать себя хозяином своей жизни.

Нет никого, кто бы приказал тебе прийти на работу?

— Ну это о двух концах палка. Бизнес — это в первую очередь самодисциплина. Если ее нет, то ни чего не получится. Когда я работал на обычной работе, я вставал в 7 утра и ехал к 9 часам в офис, сидел там до 7 вечера, а потом уходил. И о работе не думал до 7 утра следующего дня, а в выходные отдыхал. Сейчас я вообще не отдыхаю. Я 7 дней в неделю работаю. И иногда до 5 вечера, а иногда до часу ночи и здесь нужно осознано подходить к этому. Никто не сделает мою работу, кроме меня.

Потому что, по большому счету, больше никому это не нужно. Дисциплина прежде всего.

А что сложнее? Ходить на работу или работать на себя?

— Мне кажется, с моим нынешним опытом, работать на кого-то намного легче. Я сейчас подумываю на кого-нибудь поработать, потому что я устал. Хочется отвлечься и ни о чем не беспокоится. Я 5 лет занимаюсь предпринимательской деятельностью и я устал. Это тяжело.

И напоследок вопрос: случалось ли тебе в твоей жизни и в бизнесе получать помощь из неожиданных источников?

— Я не хочу уходить в дебри каких-то философских заумий, но мне кажется, что помощь всегда приходит неожиданно. В жизни каждого человека все приходит неожиданно. И если говорить о каких-то примерах, то их несколько. Я никогда не занимался поиском сотрудников, всегда знал, что кому надо, тот придет и предложит свои услуги. Так всегда и было. И когда в Vegan Day мы были вынуждены искать людей и приходили те, кому это не нужно, они уходили. А те, кому нужно — приходили сами. Потому что кому надо, тот сам всегда найдет. Я думаю, это касается всего, что происходит в жизни, в мире. Все, что нужно, оно придет само неожиданно.

Хочешь ли ты что-нибудь посоветовать тем, у кого есть идея и он хочет ее реализовать?
— Я хочу посоветовать ничего не бояться. Нужно рисковать, чем больше риска, тем лучше. А зачем иначе жить. Если у вас есть возможность рискнуть огромным количеством денег, все это сжечь в один день, а может быть как-то это все таки выгодно провернуть — немедленно рискуйте и ни о чем не думайте. Потому что иначе жить будет скучно.

Автор: Айрат Мухамедьяров

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий