Бытовую коррупцию в Татарстане победят с помощью инноваций

18 октября 2016 // Прочитано 6787 раз

Журналист портала sntat.ru проанализировала ситуацию с противодействием  коррупции в республике по итогам 9 месяцев и выяснила, какие новые технологии борьбы с этим злом будут применяться в тех сферах нашей жизни, которые попали в зону риска.

Быт заел

По данным Управления президента Татарстана по вопросам антикоррупционной политики, за 9 месяцев 2016 года в республике выявлено 993 преступления коррупционной направленности, в том числе 394 - в бытовых сферах. То есть удельный вес бытовой коррупции увеличился по сравнению с таким же периодом прошлого года на 39,7%: на 24,8% (246 фактов) - в здравоохранении и соцобеспечении, на 14,9% (148 фактов) - в образовании.

Возросло и количество выявленных случаев получения взятки в бытовых сферах - до 45,8% (87фактов) в общей доле коррупционных преступлений: в Казани был выявлен 51 факт, в Набережных Челнах - 15, в Нижнекамске - 15, в Бавлах - 4, а в Лениногорске - 2.

Помимо этого выявлено 108 преступлений по вновь введенной статье «мелкое взяточничество». В основном, это дела по фактам попыток подкупа сотрудников полиции или переквалифицированные дела по случаям получения взяток в бытовых сферах - в вузах, образовательных учреждениях и в учреждениях здравоохранения.

Стоит отметить, что результаты соцопросов на тему коррупции, которые проводятся в Татарстане ежегодно, подтверждают, что население, прежде всего, воспринимает это явление как взяточничество и сталкивается с ним чаще всего в быту – на дорогах в процессе общения с инспекторами ГИББД, в школах, в вузах, в поликлиниках и в больницах. И хотя из года в год количество «проголосовавших» за эти сферы повседневного быта становится все меньше, «гаишники», врачи и преподаватели вузов не покидают первые строки коррупционного рейтинга. Результаты опроса 2016 года не стали исключением. Сотрудников ГИБДД признали самыми коррумпированными 52,3 % опрошенных. При этом в прошлом таковых оказалось 59,1%. Врачам и медработникам отдали в 2016 году пальму первенства по взяткам 45,9% участников опроса, а в прошлом году - аж 52,6%. А преподавателей вузов назвали самыми коррумпированными 40,6%. Хотя в прошлом году за них «отдали голоса» 48,3%.

- Точно измерить уровень коррупции невозможно, - считает замначальника Управления президента Татарстана по вопросам антикоррупционной политики Иван Гущин. - Но мы ориентируемся на два показателя, которыми определенным образом доверяем. Во-первых, это социсследования, которые мы проводим, опрашивая не менее 3 тысяч человек из разных слоев населения. Во-вторых, это данные правоохранительных органов, которые показывают в этом году всплеск бытовой коррупции.

Дают – беги

- В Татарстане уже много лет идет комплексная работа по противодействию коррупции, - подчеркивает Иван Гущин. - Но жадность отдельных «товарищей» переходит всякие границы. И то, что их выявляют и наказывают, это нормально. И чем больше, тем лучше. Выявляем, значит, работаем. Было бы хуже, если бы в обществе говорили о коррупции во всех сферах, а в правоохранительных органах пожимали плечами: дескать, мы не видим никаких фактов.

Так при незаконном получении 275 тысяч рублей от родителей за зачисление ребенка в социально-экономический класс была задержана директор лицея №121 в Казани. В отношении нее было возбуждено дело по статье «превышение должностных полномочий», но прекращено в суде - в связи с деятельным раскаянием.

Директор Петровско-Заводской школы» (Сармановский район) решил «обналичить» детский труд. Он не выдавал ученикам аттестаты о неполном среднем образовании без отработки летней практики на пришкольном участке. А с тех, кто не хотел отрабатывать, брал по 500 рублей «компенсации». Суд приговорил директора за превышение должностных полномочий к штрафу в 30 тысяч рублей.

В августе нынешнего года попался директор ДЮСШ №1 Лениногорска, который получил от предпринимателя 198 тысяч рублей за предоставление помещений. Дело пока расследуется.

В вузах основные коррупционные риски связаны, прежде всего, со сдачей зачетов и экзаменов. Так с поличным была задержана старший преподаватель КНИТУ (КХТИ) при получении через посредника 20 тысяч рублей за «зачет» 6 студентам. В феврале при получении взятки в 4,5 тысячи рублей за экзамен был задержан профессор кафедры динамики и прочности КГЭУ, а в ходе следствия в отношении него было выявлено 23 фактов мздоимства на общую сумму 135 тысяч рублей.

Успешно выявляют коррупцию и среди медработников. Например, при рассмотрении вопросов о признании инвалидности. Так в 2016 году суд поставил точку в уголовном деле в отношении фельдшера Медицинского аналитического центра и старшей медсестры ФКУ «Бюро медико-социальной экспертизы №27» Нижнекамского района, которые получили взятку в 75 тысяч рублей. Оба отправились за решетку на 5 лет. Кроме того каждый заплатит штраф в 300 тысяч рублей.

11 июля 2016 года была задержана медсестра поликлиники Сармановской ЦРБ при получении 30 тысяч рублей, которые предназначались специалистам ФГУ ГБ МСЭ за подтверждение гражданину статуса инвалида. В настоящее время дело направлено в суд.

Совершаются коррупционные преступления по линии здравоохранения и в период военно-призывной компании. В нынешнем году осуждены два медика. Врач-рентгенолог РКБ получила 10 тысяч рублей за выданное заключение о наличие у призывника плоскостопия, а посредником выступил врач-хирург Консультативного диагностического центра, который получил 50 тысяч рублей. Обоим суд назначил штраф в пятьдесят тысяч рублей.

В Нижнекамске суд оштрафовал и группу врачей, которые получали взятки, и граждан, которые их давали - за оформление документов о временной нетрудоспособности. Выяснилось, что в январе несколько «мнимых больных» передавали от 450 до 3 тысяч рублей за выдачу фиктивных листов нетрудоспособности врачам терапевтам Нижнекамской центральной больницы. Всего было выявлено 37 таких эпизодов.

А некоторые умудрялись брать взятки даже с покойников! С поличным был задержан руководитель бригады кладбища Юдино - сотрудник МУП «Ритуал», который получил за погребение усопшего 12 тысяч рублей. Что называется, «сверху».

Конечная цель работы правоохранительных органов по выявлению «бытовых» коррупционеров – чтобы каждый взяточник понял, что его рано или поздно поймают за руку. Так что русскую поговорку «дают – бери, бьют – беги», пора уже сокращать до «дают – беги».

Не лечили, а получили

По словам Ивана Гущина, вопрос бытовой коррупции уже не раз рассматривался на заседаниях Комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Татарстане с участием президента республики. Но на заседании в понедельник были намечены конкретные планы того, что необходимо еще срочно предпринять.

- Например, сегодня назрела необходимость о внятном разделении платных и бесплатных медицинских услуг, в том числе - территориально, - конкретизировал Иван Гущин. - Ведь до чего дошло! Люди утверждают, что у нас нет вообще бесплатной медицинской помощи. А ведь есть программа госгарантий. Другой вопрос, что иногда есть злоупотребления, есть навязывание платных услуг. Потому что медучреждению это очень выгодно и у сотрудников, которые там работают, тоже определенная заинтересованность есть. Простой пример. Человек простоял в очередь в рентген-кабинет два часа, но появляется человек, который «купил» эту услугу - положил деньги в кассу поликлиники, и очередь продолжает стоять, а он идет все очереди. Конечно, граждане возмущаются.

Но в нынешнем году в сфере здравоохранения выявилась еще одна схема бытовой коррупции. Врач выписывает пациенту «рецепт» на получение платного обследования, или платного лечения, мотивируя тем, что в перечне госгарантий таких услуг нет. Человек покорно выкладывает из собственного кармана энную сумму, которая сразу поступает на счета лечебного учреждения. При этом медик записывает в карточку больного, что тот получил услугу по полису ОМС, и поликлиника или больница получает за эту услугу еще и деньги из Фонда обязательного медстрахования, то есть деньги налогоплательщиков.

- Фактически это так называемые приписки, - отмечает Иван Гущин. - Поэтому прозвучало предложение создать на портале Госуслуг в открытом доступе сервис проверки медуслуг. То есть человек «забивает» номер своего СНИЛС в «личном кабинете» и сразу видит, сколько он получил бесплатных медуслуг и сколько на самом деле они стоят. Например, он 16 раз посещал уролога, три раза - терапевта и так далее. А если он увидит, что еще пару раз ходит к стоматологу, на самом деле он не ходил, то это уже приписки и коррупция. Ведь лечебные учреждения получают средства и за платные, и за бесплатные услуги. Просто порядок немного другой. В первом случае - из кармана пациентов, а во втором - из Фонда ОМС.

Вполне возможно, что эта волшебная «кнопка» появится на портале Госуслуг. Кроме того, одним из самых эффективных способов борьбы с бытовой коррупцией является система «Народный контроль», где в прошлом году появилось еще и 17 антикоррупционных категорий, по которым граждане могут пожаловаться. Это инновации Татарстана. Нигде в других регионах такой практики нет.


Наша справка

По итогам 9 месяцев 2016 года в Республике Татарстан выявлено 993 преступления коррупционной направленности (+11,0% к АППГ).

По коррупционным уголовным делам размер причиненного ущерба составил 323,0 млн. рублей, возмещено 722,5 млн. рублей.

В результате предпринятых мер выявлено 962 преступления против государственной власти и интересов службы (+32,5% к АППГ).

Всего выявлено 454 факта взяточничества (+30,5%), из которых 43 в крупном размере (АППГ - 24), средний размер взятки – 105 тысяч рублей.

Общая сумма денежных вознаграждений составила 47,6 млн. рублей.


Читайте также: Для чего Татарстан провёл Сабантуй 317 раз за год


Автор: Елена Мельник

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий